Главная
Новости
Строительство
Ремонт
Дизайн и интерьер




22.10.2021


22.10.2021


21.10.2021


21.10.2021


21.10.2021





Яндекс.Метрика

76-мм горная пушка образца 1938 года

07.03.2021

76-мм горная пушка образца 1938 года (индекс ГАУ — 52-П-356) — советское горное артиллерийское орудие периода Великой Отечественной войны. Орудие было разработано в 1937—1938 годах под руководством Л. И. Горлицкого для вооружения горнострелковых частей Красной армии на основе 76-мм горной пушки C-5 фирмы «Шкода». Пушка была принята на вооружение, запущена в серийное производство и активно участвовала в Великой Отечественной войне.

История

Предпосылки

76-мм горная пушка обр. 1909 г.

К началу 1930-х годов стало очевидно, что имевшиеся на вооружении Красной армии 76-мм горные пушки образца 1909 года устарели и не отвечают современным требованиям. Главными недостатками этих орудий, доставшихся РККА в наследство от армии Российской империи, являлись малый угол вертикального наведения (28°) и использование в качестве боеприпасов унитарных патронов с постоянным зарядом и низкой (381 м/с) начальной скоростью. Учитывая специфику ведения боевых действий в горах, возможность ведения огня под большими углами возвышения при использовании различных зарядов является для горного орудия критически важной.

Советская артиллерийская конструкторская школа к началу-середине 1930-х годов ещё находилась на этапе становления и не в полной мере обладала необходимым опытом для проектирования артиллерийских орудий, отвечающих предъявляемым требованиям. В связи с этим советским руководством был взят курс на использование передового зарубежного опыта. В частности, осуществлялось широкое сотрудничество с Германией — в 1930 году был заключён договор с фирмой «Рейнметалл» о лицензионном производстве ряда артиллерийских систем, кроме того, в СССР работали немецкие конструкторы, с участием которых были созданы проекты нескольких орудий. Однако после прихода к власти в Германии нацистов контакты с немцами были свёрнуты. Другим направлением было сотрудничество с Чехословакией, с которой в 1935 году был заключён политический договор о взаимопомощи. Чехословацкая фирма «Шкода» обладала большим опытом создания артиллерийских систем, и её продукция вызвала интерес советского военного руководства.

Пушка C-5

8 января 1936 года было издано постановление Совета Труда и Обороны, предусматривающее проведение испытаний горного орудия фирмы «Шкода» в СССР. Для испытаний, фирмой была представлена новейшая 75-мм горная пушка C-5 (также известная как M.36), перестволённая под традиционный для советской армии калибр 76,2 мм. В СССР пушка именовалась «горная пушка особой доставки» или Г-36. Полигонные испытания орудия проводились в Чехословакии и на Научно-исследовательском артиллерийском полигоне (НИАП), войсковые испытания — в Закавказье. Проанализировав конструкцию орудия и результаты испытаний, руководство Главного артиллерийского управления РККА (ГАУ) охарактеризовало систему как «лучший тип из известных пушек» в своём классе. Начальник вооружения и технического снабжения РККА И. А. Халепский заявил, что принятие на вооружение чехословацкого орудия позволит выиграть не менее 1—1,5 года в сроках начала серийного производства современных горных орудий. В итоге, было принято решение о закупке лицензии на производство орудия.

В ходе переговоров, фирмой «Шкода» было выставлено условие о закупке у неё 400 орудий и 400 тыс. выстрелов к ним за 22 млн долларов, что было сочтено советской стороной неприемлемым. В результате в 1937 году было достигнуто политическое соглашение: фирма «Шкода» передаёт СССР документацию и лицензию на изготовление орудия, а СССР взамен передаёт Чехословакии документацию и лицензию на производство бомбардировщика СБ. Обмен был произведён в том же году.

Советские разработки

Одновременно с испытаниями и доработками чехословацкой пушки велись работы по созданию советских горных орудий. В 1935 году КБ завода № 8 под руководством В. Н. Сидоренко был закончен проект 76-мм батальонной горной гаубицы 35-К, а 9 мая 1936 года был сдан первый опытный образец. Данная артиллерийская система не являлась полным аналогом C-5, поскольку создавалась по отдельной программе батальонных орудий, и отличалась значительно более слабой баллистикой и меньшим весом. Орудие испытывалось с 1936 по 1938 год, принималось решение о его мелкосерийном производстве, но в итоге по ряду причин 35-К на вооружение так и не поступила.

В 1936 году в КБ завода № 92 под руководством В. Г. Грабина было начато проектирование 76-мм горной пушки Ф-31. Данное орудие было максимально унифицировано полковой пушкой Ф-24 , отличаясь возможностью разборки на вьюки. 13 октября 1938 года проект Ф-31 был представлен на рассмотрение ГАУ и после изучения отвергнут, как не имеющий особых преимуществ перед пушкой 7-2, которая в отличие от Ф-31 уже существовала в металле и прошла войсковые испытания.

Доработка C-5

Советским военным руководством было принято решение не принимать C-5 на вооружение в оригинальном виде, а произвести её доработку, как с целью повышения характеристик, так и для адаптации конструкции к возможностям советской промышленности. Работами по доработке орудия занималось конструкторское бюро ленинградского завода № 7 под руководством Л. И. Горлицкого. В 1937 году был создан первый вариант орудия, известный под заводским индексом 7-1. Однако данное орудие оказалось неудачным, вследствие чего работы по совершенствованию пушки были продолжены. По версии В. Г. Грабина, изложенной в его мемуарах, он и его конструкторское бюро участвовали в доработке орудия, фактически заново спроектировав пушку; однако ряд положений данной версии подвергаются критике как противоречащие фактам. Полигонные испытания новой версии орудия, получившей заводской индекс 7-2, были начаты в январе 1938 года, причём одновременно проводились сравнительные испытания C-5. По результатам испытаний была выявлена неудовлетворительная вьючка орудия, в связи с чем испытания были прекращены. Кроме того, были проведены стрельбы с целью подбора зарядов, в ходе которых была отмечена плохая работа полуавтоматики и противооткатных устройств, а также повышенное давление в стволе при стрельбе на полном заряде, что исключало применение стандартных 76-мм осколочно-фугасных снарядов ОФ-350. Было решено продолжить доработку орудия с целью ликвидации выявленных недостатков.

С 20 мая по 20 июня 1938 года пушка прошла повторные полигонные испытания, которые не выдержала вследствие плохой работы полуавтоматики и противооткатных устройств. Несмотря на это, пушка была отправлена на войсковые испытания, проходившие с 22 июня по 3 августа 1938 года. По результатам испытаний в конструкцию орудия в очередной раз были внесены изменения — в частности, вместо полуавтоматики была введена четвертьавтоматика, несколько изменена конструкция противооткатных устройств, укорочена лобовая часть лафета, увеличена толщина люльки. В таком виде пушка удовлетворила военное руководство, и 5 мая 1939 года орудие было принято на вооружение под официальным названием «76-мм горная пушка обр. 1938 г.». В 1941 году заводской индекс орудия был изменён на Е-2.

Горная гаубица 7-6

На базе 7-2 КБ завода № 7 была спроектирована 107-мм горная гаубица, получившая заводской индекс 7-6. В 1939 году гаубица проходила полигонные испытания, по итогам которых была выявлена необходимость доработки орудия. Летом 1940 года проводились испытания гаубицы вьючкой, в ходе которых была выявлена непригодность люльки для вьючки. Кроме того, по итогам испытаний 7-2 в конструкцию 7-6 было решено внести ряд изменений, что отодвинуло срок войсковых испытаний орудия с августа 1940 года на 1941 год. Также не были отработаны боеприпасы для орудия. Гаубица планировалось к валовому производству в 1941 году и даже успело получить официальное наименование «107-мм гаубица обр. 1939 г.», однако в связи с началом войны все работы по ней были прекращены.

Серийное производство

Орудие серийно выпускалось на заводе № 7. В 1939 году было изготовлено 364 орудия, в 1940 году — 497 пушек и в первом полугодии 1941 года — 106 пушек. В 1940 году стоимость одной горной пушки обр. 1938 г. составляла 80 000 рублей (для сравнения, 76-мм полковая пушка обр. 1927 г. стоила 35 000 рублей). Информация о выпуске орудий со второй половины 1941 года не опубликована, год прекращения производства и общее количество выпущенных орудий неизвестны. Однако можно предположить, что производство пушек было прекращено в связи с эвакуацией завода. С 1958 года выпускалась новая 76-мм горная пушка ГП (также известная под индексами 2А2 и М-99).

Устройство

Орудие представляло собой горную артиллерийскую систему с однобрусным лафетом, клиновым затвором и металлическими дисковыми колёсами без подрессоривания. Официально система классифицировалась как пушка, однако наличие нескольких зарядов и максимального угла возвышения в 70° позволяет классифицировать орудие и как гаубицу. Конструктивно орудие разделяется на ствол и лафет, последний в свою очередь состоит из люльки с противооткатными устройствами, станка, хода лафета, щитового прикрытия, механизмов наведения, уравновешивающего механизма, прицельных приспособлений.

Отличия от прототипа

Конструкция орудия основана на конструкции чехословацкой пушки C-5 (M.36). В то же время, советское орудие не являлось копией чехословацкого и имело значительное количество отличий от прототипа. Некоторые характеристики обеих орудий приведены в таблице.

Ствол

Ствол разборный, состоит из трубы, казённика и муфты. Казённик и муфта соединяются нарезными секторами. Нарезная часть ствола имеет 32 нареза постоянной крутизны, крутизна нарезов 25 калибров, глубина нарезов 0,75 мм, ширина нареза — 5,38 мм, ширина поля — 2,1 мм. Длина патронника — 312,9 мм, объём каморы — 1,035 дм³. Длина ствола — 21,4 калибра (1,63 м). Вес ствола с затвором — 245 кг.

Затвор вертикальный клиновой с 1/4 автоматики — открывание затвора производится вручную, а закрытие — автоматически. Выстрел производится путём оттягивания спускового шнура.

Лафет

Противооткатные устройства смонтированы в люльке под стволом. Тормоз отката гидравлический, накатник пружинный. Пружины накатника расположены в два ряда вокруг цилиндра тормоза отката. При откате цилиндр тормоза отката откатывается вместе со стволом. Тормоз отката заполняется 2 л веретённого масла.

Станок орудия имел оригинальную конструкцию, состоящую из трёх частей — лобовой, средней и хоботовой, шарнирно соединённых друг с другом. При стрельбе на углах возвышения до +65° используется лафет, состоящий из всех трёх частей («длинный лафет»), а при необходимости стрельбы на углах возвышения от +65 до +70° средняя часть лафета снимается и хоботовая часть крепится непосредственно к лобовой, образуя так называемый «короткий лафет». На длинном лафете стрельба возможна при углах возвышения от −8 до +65°, на коротком лафете — от +25 до +70°. Хоботовая часть лафета заканчивается сошником. Для защиты расчёта от пуль, осколков и взрывной волны имеется щитовое прикрытие толщиной 3,5 мм.

Уравновешивающий механизм пружинный, состоит из двух колонок, расположенных внутри лобовой части лафета. Подъёмный механизм секторного типа, крепится к люльке. Поворотный механизм обеспечивает перемещение лобовой части лафета по боевой оси. Колёса дисковые, металлические с резиновыми шинами. Подрессоривание отсутствует. Прицельные приспособления состоят из прицела и панорамы, обеспечивают стрельбу как прямой наводкой, так и с закрытой огневой позиции.

Транспортировка орудия

Пушка могла перемещаться конной тягой, механической тягой, а также в разобранном виде на конных вьюках. При перемещении конной тягой использовался передок весом около 665 кг (в загружённом состоянии), в котором перевозилось 33 патрона. Также имелся зарядный ящик, в котором перевозилось от 69 до 72 патронов. Для перемещения орудия с передком требовалась шестёрка лошадей, ещё одна шестёрка везла зарядный ящик. При использовании механической тяги пушка могла буксироваться как с передком, так и без него с максимальной скоростью 18 км/ч.

При необходимости, орудие могло перемещаться на конных вьюках, для чего разбиралось на 9 частей — труба ствола, казённик, муфта с уравновешивающим механизмом, люлька с прицелом, щитовое прикрытие с боевой осью, лобовая часть станка, средняя часть станка, хоботовая часть станка и колёса. Также на вьюки мог разбираться передок, зарядный ящик на вьюки не разбирался. Вьюки использовались вместе с верховно-вьючными сёдлами обр. 1909 г. системы Грум-Гржимайло и Сергеева со специальными приспособлениями. Общий вес вьюков вместе с сёдлами и приспособлениями для крепления составлял от 95,7 до 147,2 кг. Одна пушка с передком и боекомплектом размещалась на 23 лошадях, 4-орудийная батарея вьючилась на 92 лошади (для сравнения, батарея 76-мм горных пушек обр. 1909 г. вьючилась на 76 лошадей). Переход на вьюки производился при необходимости движения:

  • по узким тропам, не допускающим перехода орудия на колёсах;
  • по горным дорогам со скалистым, уступчатым полотном;
  • по крутым длинным подъёмам и спускам;
  • по плохим и каменистым участкам дорог;
  • по пескам, в лесах, при переходе через узкие, слабые мосты и вброд.
  • Допускалась транспортировка орудия в частично разобранном состоянии, когда снимался только ствол, а также, при необходимости, люлька.

    Перевод орудия из походного положения в боевое

    При переводе орудия из походного положения в боевое было необходимо:

  • освободить станок и качающуюся часть орудия от крепления по-походному;
  • снять походный тормоз, откинуть хоботовую часть станка и закрепить её со средней частью;
  • при необходимости ведения огня под углом более 65° — перейти на короткий лафет;
  • снять чехлы с дульной и казённой части, боевой оси и прицела;
  • откинуть нижние откидные щитки, при необходимости открыть дверцу щитового прикрытия;
  • снять со средней части станка правило и закрепить его на хоботовой части;
  • вставить панораму в корзинку прицела и закрепить её;
  • перевести показатель отката в крайнее переднее положение;
  • выровнять землю под колёсами орудия с целью придания боевой оси горизонтального положения;
  • сделать в земле углубление под сошник и казённую часть ствола.
  • Организационно-штатная структура

    В горнострелковых дивизиях горные орудия выполняли функции как полковых, так и дивизионных орудий. В каждом горнострелковом полку в течение всей войны имелась четырёхорудийная батарея 76-мм горных пушек. На дивизионном уровне имелся горноартиллерийский полк, состоявший в 1939—1940 годах из трёх дивизионов 76-мм горных пушек и одного дивизиона 122-мм гаубиц; в каждом дивизионе три батареи по три орудия (всего 27 горных пушек). В 1941 году в горноартиллерийском полку стало два дивизиона с двумя батареями 76-мм горных пушек по четыре орудия в каждой и одной батарей из шести 107-мм миномётов (всего 16 горных пушек). С 1944 года организационно-штатная структура горноартиллерийского полка снова изменилась, теперь он состоял из трёх дивизионов, в каждом две миномётные (по шесть 107-мм миномётов) и одна артиллерийская (четыре 76-мм горных пушки) батарея (всего 12 горных пушек). В горнострелковых бригадах в 1944—1945 годах имелся горноартиллерийский дивизион с двенадцатью 76-мм горными пушками.

    В горнокавалерийских дивизиях имелся один горноартиллерийский дивизион — восемь 76-мм горных пушек и шесть 107-мм миномётов.

    Также горными орудиями могли комплектоваться обычные стрелковые дивизии, в которых они выполняли функции полковых орудий (по четыре орудия на полк).

    Служба и боевое применение

    Орудие предназначалось для действий в горах и на сильнопересечённой, труднопроходимой местности. Допускалось использование пушки в качестве полкового орудия. В боевых условиях, пушка могла решать следующие задачи:

  • уничтожение живой силы и пехотных огневых средств противника;
  • подавление и уничтожение артиллерии противника;
  • борьба с мотомеханизированными средствами противника;
  • разрушение лёгких полевых укрытий;
  • разрушение проволочных заграждений.
  • Согласно воспоминаниям Л. И. Горлицкого, опытные образцы орудия прошли испытания в ходе гражданской войны в Испании. В ходе испытаний были выявлены отказы при стрельбе, что было сочтено вредительством, повлёкшим арест главного конструктора. Однако быстро выяснилось, что вредительством занимался один из рабочих, мстивший таким образом за репрессированных родственников, и обвинения с Горлицкого были сняты.

    76-мм горные пушки обр. 1938 г. активно использовались в период Великой Отечественной войны, причём не только в боях, проходивших в горной местности (в частности, орудие, экспонируемое в московском Центральном музее Вооружённых Сил, участвовало в битве за Москву). На 22 июня 1941 года в Красной армии имелось 1068 пушек этого типа, в том числе 264 — в западных военных округах.

    Имеющиеся источники приводят расход боеприпасов для пушек образца 1938 года только в 1943 году — 175,5 тыс. шт. (для сравнения, 76-мм горные пушки образца 1909 года расстреляли в этом же году 100,83 тыс. снарядов). Для других военных лет известны только общие цифры расхода боеприпасов для всех 76-мм горных пушек (как образец 1938 грда, так и образец 1909 года) — так, в 1942 году было израсходовано 654 тыс. снарядов, в 1944 году — 166,4 тыс., за 1945 год известен расход только снарядов пушек обр. 1909 г. — 125,5 тыс. шт.

    Трофейные горные пушки образца 1938 года использовались Вермахтом под индексом 7,62 cm Geb.K.307(r). К марту 1944 года в войсках имелась 21 такая пушка, в том числе на восточном фронте — 5 орудий и на западном — 16. Вероятно, некоторое количество таких орудий имелось и в финской армии (во всяком случае, в экспозиции финского артиллерийского музея в городе Хямеэнлинна экспонируется 76-мм горная пушка обр. 1938 г. под индексом 76 VK 38).

    Боеприпасы и баллистика

    76-мм пушка образца 1938 года использовала собственные, не взаимозаменяемые с другими орудиями выстрелы. Выстрелы комплектовались в унитарных патронах, причём некоторые гильзы имели съёмное дно, что позволяло вынимать лишние пучки пороха и стрелять уменьшёнными зарядами. Гильза латунная, весом 1,4 кг.

    Переменный заряд Ж-356 использовался для стрельбы осколочно-фугасными, зажигательными и дымовыми снарядами, комплектовался в гильзах со съёмным дном. Состоял из составного пакета, прикреплённого ко дну гильзы лаком, и двух вынимающихся пучков — верхнего и среднего. Составной пакет включал в себя воспламенитель из дымного ружейного пороха, пучок из пороха марки 4/1 весом 120 г и пучок из пороха марки 7/7 весом 80 г. Средний пучок комплектовался порохом марки 7/7 весом 135 г, верхний пучок — тем же порохом весом 285 г. При стрельбе полным зарядом пучки из гильзы не вынимались, при этом начальная скорость осколочно-фугасного снаряда составляла 500 м/с, при стрельбе первым зарядом вынимался верхний пучок, начальная скорость составляла 330 м/с, а при стрельбе третьим зарядом вынимались верхний и средний пучок, начальная скорость составляла 260 м/с. Для данных типов снарядов использовался также постоянный заряд Ж-356В, состоявший из 642 г пороха марки 7/7, насыпанного в гильзу. Для стрельбы бронебойными снарядами и шрапнелью использовался постоянный заряд Ж-356Б из 650 г пороха марки 7/7. Кумулятивным снарядом стреляли с использованием специального заряда Ж-356БПМ весом 125 г из пороха марки WM 017/32 или 017/16.

    Орудие использовало штатные 76-мм снаряды дивизионных орудий, однако их ассортимент по сравнению с боекомплектами полковых и дивизионных пушек был меньше — выстрелы горных пушек не комплектовались подкалиберными снарядами, старыми фугасными гранатами, картечью, а также некоторыми разновидностями шрапнелей и зажигательных снарядов. Была запрещена также стрельба кумулятивными снарядами БП-353А и снарядами, имеющими взрыватели КТМ-1 и КТМ-2, изготовленные до 1938 года.

    Наиболее часто использовался стальной осколочно-фугасный снаряд ОФ-350 и его вариант с корпусом из сталистого чугуна ОФ-350А. В годы войны использовались также осколочные снаряды О-350А. Снаряд ОФ-350 при установке взрывателя на осколочное действие при разрыве создавал 600—800 убойных осколков (весом свыше 1 г), создающих площадь сплошного поражения размером 8×5 м (поражается 90 % целей) и действительного поражения — размером 30×15 м (поражается 50 % целей). При установке взрывателя на замедленное действие создавалась воронка глубиной 30—50 см и диаметром 70—100 см.

    Шрапнели имелись двух разновидностей, отличавшихся главным образом типом использованной дистанционной трубки. Шрапнель Ш-354 содержали 260 круглых пуль диаметром 12,7 мм и весом 10,7 г каждая. Размер зоны действительного поражения шрапнелью составлял по фронту 20 м, а в глубину, в зависимости от дистанции и высоты разрыва, от 260 до 300 м. Зажигательные снаряды были представлены одним типом — З-350 с термитными сегментами, уложенными в три ряда по три сегмента. При разрыве снаряда сегменты воспламенялись и разлетались в радиусе 8 м, развивая при горении температуру до 2500 °C. Осколочно-химические снаряды ОХ-350 снаряжались тротилом и отравляющими веществами типа Р-12 или Р-15. В таблицы стрельбы осколочно-химические снаряды не включались; чтобы иметь возможность их использования, форма и масса данных снарядов были идентичны осколочно-фугасным гранатам ОФ-350.

    Бронебойные снаряды имелись трёх разновидностей, в 1941—1942 годах применялись снаряды БР-350А, позднее БР-350Б и БР-350СП. В связи с относительно невысокой начальной скоростью бронебойные снаряды были эффективны лишь при стрельбе по лёгким и средним танкам, причём последние поражались преимущественно при стрельбе в борт или корму. Кумулятивные снаряды БП-350М, имевшие пробиваемость до 100 мм на всех дистанциях, появились в боекомплекте с 1944 года.

    Оценка проекта

    Конструктивно 76-мм горная пушка образца 1938 года сочетала в себе как прогрессивные для своего времени, так и консервативные элементы. К первым относятся хорошая баллистика, клиновой затвор, значительный угол возвышения и возможность стрельбы на разных зарядах, реализованная в виде гильзы со съёмным дном. Ко вторым — использование однобрусного лафета без подрессоривания, что сильно ограничивало угол горизонтального наведения и максимальную скорость возки орудия. В то же время, для горного орудия данные недостатки не столь критичны — в условиях боёв в горной местности потребность в значительном изменении направления ведения огня возникает не столь часто, а относительно небольшая масса орудия позволяла достаточно быстро менять угол горизонтального наведения силами расчёта; условия же горных дорог зачастую не способствуют быстрой возке орудий.

    Сравнительные характеристики советских горных орудий приведены в таблице. Также, поскольку горные орудия могли использоваться в качестве полковых, приведены характеристики советских орудий и этого типа.

    Из приведённых данных видно, что горная пушка образца 1938 года значительно превосходит как горную пушку образца 1909 года, так и полковые орудия в максимальном угле вертикального наведения, начальной скорости и максимальной дальности стрельбы. «Платой» за данные высокие характеристики является возросшая более чем на 150 кг по сравнению с пушкой образца 1909 года масса орудия. Угол горизонтального наведения больше, чем у пушек образца 1909 и 1927 годов, но сильно уступает пушке образца 1943 года, имеющей лафет с раздвижными станинами.

    За рубежом после окончания Первой мировой войны совершенствование горных орудий калибра 75-мм продолжилось во всех странах, обладающих собственными развитыми конструкторскими школами в области артиллерийского вооружения; исключение составляла Великобритания, продолжавшая использовать орудия периода Первой мировой войны.

    В Германии долгое время использовались 75-мм горные пушки обр. 15 системы Шкода и обр. 14 системы Круппа. Данные орудия имели слабую баллистику, малые углы ВН и ГН и к концу 1930-х годов устарели. В качестве временной меры, с 1937 года выпускался горный вариант лёгкого пехотного орудия le.I.G.18 под индексом le.GebIG.18, отличавшийся от оригинала наличием лафета с раздвижными станинами и возможностью разборки на 9 частей. Орудие было очень лёгким, могло транспортироваться не только на конских, но и на людских вьюках, имело хорошие углы ВН и ГН, однако его баллистика была очень слабой — максимальная дальность стрельбы уступала таковой пушке образца 1938 года в три раза. Орудия le.GebIG.18 были выпущены ограниченной серией и выполняли функции батальонных орудий. С 1940 года в войска стало поступать новое орудие Geb.G.36. Эта артиллерийская система при несколько более слабой по сравнению с советской пушкой баллистике (меньшая на 1,5 км дальность стрельбы более лёгким снарядом) была на 70 кг легче и имела значительно больший угол ГН за счёт использования лафета с раздвижными станинами; кроме того, немецкое орудие имело демаскирующий орудийную позицию при стрельбе дульный тормоз и не имело защищающего расчёт щита. Также в Германии фирмой «Бёлер» велось проектирование нового орудия Geb.G.43, с той же баллистикой, как и у Geb.G.36, но более лёгкого; однако до конца войны данное орудие так и не удалось запустить в серийное производство.

    В Италии к середине 1930-х годов была разработана горная гаубица Obice da 75/18. Данное орудие, имея лафет с раздвижными станинами, при несколько более слабой баллистике превосходило пушку образца 1938 года в угле ГН, но существенно уступало в угле ВН и было почти на 300 кг тяжелее, приближаясь по массе к классическим дивизионным орудиям, функции которых она фактически и выполняла. Американская армия в 1927 году приняла на вооружение горную гаубицу M1 (в послевоенные годы получившую индекс M116). По сравнению с советским орудием, американское было на 120 кг легче, но не имело щита, уступало по углам ВН и ГН, а также имело более слабую баллистику. С 1941 года выпускался вариант M1 на новом лафете M3A3 с раздвижными станинами, однако в таком варианте орудие не могло разбираться на вьюки и официально классифицировалось как полевая гаубица.

    В Швеции фирмой «Бофорс» в середине 1930-х годов было создано горное орудие 75 mm Model 1934. Данное орудие, как и советское, размещалось на однобрусном лафете, уступая пушке образца 1938 года по всем показателям. Во Франции с конца 1920-х годов использовалась горная пушка Mle.28, на 120 кг более лёгкая чем советская и имевшая одинаковый с ней угол ГН, но уступавшая по другим показателям — в значительной степени по углу ВН, в меньшей степени по баллистике. В Чехословакии работы по созданию горных пушек после C-5 были продолжены, в итоге уже под контролем нацистов фирмой «Шкода» была доведена до серийного производства пушка M.39, экспортировавшаяся в Румынию и Иран. Данное орудие было близко по своим характеристика к пушке образца 1938 года, немного уступая ей в массе орудия, угле ГН и максимальной дальности стрельбы. В Японии с 1935 года состояла на вооружении горная пушка «Тип 94», на 240 кг более лёгкая по сравнению с советским орудием и имевшая больший угол ГН за счёт лафета с раздвижными станинами. Однако японское орудие существенно уступало советскому в угле ВН и баллистике.

    Сохранившиеся экземпляры

    Орудие в Киеве

    Ввиду специфичности и относительной малоизвестности, орудие сохранилось в небольшом количестве экземпляров. Его можно увидеть в Центральном музее Вооружённых Сил и Центральном музее Великой Отечественной войны в Москве, в Музее отечественной военной истории в деревне Падиково Московской области, в Центральном музее Вооружённых Сил Украины в Киеве, а также в финском артиллерийском музее в городе Хямеэнлинна. 107-мм гаубицу 7-6 № 4 можно увидеть в музее Вооружённых Сил Республики Казахстан в Астане.