07.11.2017
31.10.2017
21.10.2017
21.10.2017
21.10.2017
04.10.2017
04.10.2017
28.09.2017
01.09.2017
31.08.2017
Проявление устойчивости членистоногих к пестицидам в практике защиты растений
 08.07.2014

Формирование устойчивых популяций ускоряют длительные регулярные химические обработки культуры одним и тем же препаратом (или препаратами одной и той же химической группы), а также биологические особенности вида, например, большое число генераций за сезон и высокий потенциал размножения.
К этой группе вредителей относятся паутинные клещи, образующие 12— 20 генераций в год, у которых устойчивость при интенсивном использовании фосфорорганических препаратов возникает на третий-шестой год. У тлей наблюдается более замедленный темп формирования устойчивости (7—10 лет), чему способствуют их сезонный партеногенез и миграция на другие культуры.
Устойчивость яблонной плодожорки к ДДТ в зоне развития двух-трех генераций отмечена через 10—12 лет ежегодных 4—7-кратных обработок.
Количество видов вредных членистоногих, у которых зафиксированы резистентные популяции к применявшимся пестицидам, по данным мировой литературы, увеличилось со 185 в 1965 г. до 347 в 1976 г. и 428 в 1980 году.
Среди видов резистентных членистоногих доминируют двукрылые (133 вида), включая вредителей сельскохозяйственных культур, а также насекомых, имеющих значение в ветеринарии и медицине. Из вредителей сельскохозяйственных культур резистентность отмечена повсеместно у плодовой, дынной и луковой мухи, а также у средиземноморской мухи на Гаваях, маслинной мухи в Греции. яблонной мухи в США.
В отряде жесткокрылых у 56 видов отмечено появление популяций, резистентных к инсектицидам.
Первые сведения об изменении чувствительности колорадского жука к ДДТ относятся к середине 50-х годов, когда в США появились устойчивые популяции вредителя.
В Западной Европе в 60-х годах отмечено снижение чувствительности колорадского жука к хлорорганическим инсектицидам (ДДТ, линдан).
В странах СЭВ (ПНР, Чехия, Румыния и др.) также появились устойчивые популяции к ДДТ, линдану. Выявились кросс-резистентные популяции к дилдрину, токсафену, эндосульфану и карбарилу. Резистентность проявлялась после 12-летнего применения.
В Англии были обнаружены популяции малого мучного хрущака, амбарного и рисового долгоносика, устойчивые к препаратам гамма-изомера ГХЦГ и пиретринам.
Резистентность к линдану у булавоусого хрущака установлена в 71 стране; мукоеда, зернового точильщика, рисового и кукурузного долгоносиков в 30 странах, при этом уровни резистентности достигали 600—800.
В России развитие устойчивости природных популяций установлено и экспериментально подтверждено для следующих 33 видов членистоногих: 6 видов паутинных клещей к фосфор- и хлорорганическим акарицидам (обыкновенного, боярышникового, красного плодового и др.); 8 видов тлей к фосфорорганическим инсектицидам (хлопковой, оранжерейной, свекловичной, большой картофельной и др.); 2 видов белокрылок к фосфорорганическим инсектицидам и пиретроидам (оранжерейной и цитрусовой); 8 видов чешуекрылых — хлопковой совки, яблонной плодожорки, гроздевой листовертки, капустной и репной белянок и моли к препаратам из классов хлорорганических, фосфорорганических соединений и карбаматов, 8 видов жуков к хлорорганическим инсектицидам — колорадского жука, обыкновенного свекловичного долгоносика, люцернового листового и рисового долгоносиков, к фосфорорганическим препаратам — амбарного долгоносика на элеваторах, светлоногой и волнистой блошек — на семенниках крестоцветных.
Начальный этап развития резистентности у чешуекрылых в настоящее время отмечен для листоверток, в борьбе с которыми снизили эффективность хлорофос, метафос, гардона. Сравнение подозреваемой на устойчивость и чувствительной популяций показало уровень выносливости для фозалона — 47, метафоса — 16,6, хлорофоса — 14,7 и гардона — 6,3 раза.
Наблюдения за развитием резистентности у колорадского жука к инсектицидам проводились в УкрНИИ защиты растений начиная с 1963 г. Установлено, что вредитель приобретает устойчивость к хлорорганическим препаратам (ДДТ, линдан, полихлорпинен) через 12—15 лет их интенсивного применения. В Закарпатской области установлен следующий уровень устойчивости у вредителя: к ДДТ — 30, полихлорпинену 9, дилору — 8. К хлорофосу, фозалону» фталофосу, дисперолю развитие резистентности не отмечено.
В 1980 г. появилось сообщение о том, что на элеваторах и складах в Одесской области и на юге Молдавии обнаружены популяции амбарного долгоносика, резистентные к хлорофосу.
Особенно быстро резистентные популяции формируются у оранжерейной белокрылки. Благодаря высокой плодовитости и короткому циклу развития в тепличных условиях развивается 15—18 генераций за год. Для борьбы с ней применяются инсектициды кратковременного действия, что требует для защиты урожая многократного повторения обработок. Темпы развития резистентности к карбофосу характеризуются следующими данными.
В конце 70-х годов во многих тепличных хозяйствах Украины наблюдалось значительное снижение эффективности применения в борьбе с белокрылкой карбофоса и актеллика, а впоследствии и синтетических пиретроидов.
Уровень резистентности популяций белокрылки к карбофосу в 1981 г. достигал в тепличных хозяйствах совхода «Бортничи» 129 (Киевская обл.), а в совхозах «Пригородный» и «Севастопольский» (Крымская обл.) — 172 и 236 соответственно.
Интенсивное применение актеллика взамен утратившего эффективность карбофоса в тепличных хозяйствах Крымской области вызвало такое быстрое развитие резистентности вредителя, что за два года в теплицах совхоза «Севастопольский» она достигла 609-кратного, а в совхозе «Пригородный» — 1909-кратного уровня. В это же время в совхозе «Бортничи» резистентность к актеллику была всего 20-кратная. С 1981 г. для борьбы с белокрылкой наряду с фосфорорганнческими препаратами начали применять синтетические пиретроиды. Эффективность обработок этими препаратами составляла 95—98 %. В хозяйствах северного региона, где ежегодно проводилось в среднем от 6 до 10 обработок, через 4 года резистентность белокрылки к актеллику повысилась до 58-, а к амбушу — до 14-кратного уровня.
В хозяйствах Крымской области, где ежегодно проводилось от 20 до 28 обработок, резистентность белокрылки к актеллику достигла 2273-, а к амбушу — 308-кратного уровня.
Таким образом, интенсивное применение фосфорорганических препаратов и синтетических пиретроидов привело к развитию у белокрылки кросс-резистентности к этим инсектицидам.
К группе вредителей, характеризующихся быстрым развитием резистентности, относятся клещи. До пятидесятых годов борьба с паутинными клещами велась главным образом с помощью серных препаратов, которые действовали на вредителей сдерживающе; требовалось продолжительное время (250—300 поколений), чтобы к этим веществам возникла устойчивость.
Положение резко изменилось, когда получили широкое применение фосфорорганические препараты. Они уничтожают подавляющее количество особей и оставшиеся немногочисленные экземпляры (до одного из 1 000 000) с преадаптивно присущей им устойчивостью образуют основу быстро размножающихся резистентных популяций.
Первые сведения об устойчивости популяций клешей в России появились в 1960 г. Уже в 1968 г. паутинные клещи приобрели устойчивость практически ко всем тогда применявшимся препаратам — тиофосу, метафосу, карбофосу, меркаптофосу, метилмеркаптофосу, рогору, а также специфическим акарицидам — кельтану, тедиону.
На Украине сведения о недостаточной эффективности фосфорорганических препаратов стали поступать вначале из тепличных хозяйств, а затем из хмелеводческих районов и плодовых садов южной части республики.
Первые конкретные данные об устойчивости паутинных клещей к акарицидам были получены в совхозе «Киевская овощная фабрика». В 1965 г. эффективность карбофоса, рогора, кельтана достигла лишь 30 %.
К 1967 г. полное формирование резистентности к фосфорорганическим препаратам у боярышникового клеща отмечено в садах Крыма.
Исследования в теплицах и плодовых садах показали, что устойчивость паутинных клещей к фосфорорганическим акарицидам повсеместно достигла 500—1000-кратного уровня, т. е. применение карбофоса, рогора, метафоса стало бесполезным.
Однако не все виды клещей одинаково реагировали на пестициды. Реакция бурого плодового клеща на фосфорорганические препараты оказалась однозначной: этот вид не образовывал к ним устойчивых популяций и практически во всех промышленных садах исчез, сохранившись очагово на косточковых породах, которые мало обрабатываются инсектицидами, и на приусадебных участках.
Однако вскоре в южных областях Украины, начиная с Крымской, в массе появился боярышниковый клещ, который сразу же проявил высокую резистентность к фосфорорганическим препаратам. Долгое время у него сохранялась чувствительность к кельтану и акрексу, но по мере интенсификации мер борьбы возросла устойчивость к этим препаратам.
Красный плодовый клещ, распространившийся в северные и западные области республики, где химическая борьба с ним в силу природных особенностей велась не так интенсивно, как на юге с боярышниковым, оставался относительно чувствительным ко всему основному ассортименту акарицидов. Однако в 70-х гг. произошло его быстрое расселение, вначале в Крымской и Одесской областях, а затем в Херсонской, Николаевской, Запорожской и других. Расселявшаяся в дальнейшем популяция красного плодового клеща, где проводились интенсивные химические обработки, была уже адаптирована к применявшимся в производстве акарицидам, что было установлено исследованиями в совхозе «Каменка» Запорожской области.
К 1987 г. практически все популяции паутинных клещей на Украине характеризовались высоким уровнем резистентности к поступавшим в хозяйства акарицидам.