04.10.2017
04.10.2017
28.09.2017
01.09.2017
31.08.2017
08.08.2017
14.07.2017
06.07.2017
19.06.2017
19.06.2017
История развития основных направлений защиты растений от вредителей
 08.07.2014

Уже в самом начале развития земледелия люди столкнулись с необходимостью защитить культивируемые растения от вредителей. В литературных источниках древних цивилизаций содержатся сведения о вредных насекомых. В Азии и Африке главным бедствием являлись нашествия саранчи. В Китае уже в 1200 г. до н. э. были специальные чиновники, назначаемые правительством, которые руководили проведением противосаранчовых мероприятий. Министр эпохи династии Чанг (650—721 гг.) Яо Чунг организовал службу наблюдений для прогноза размножения вредителя. Регулярную регистрацию появления восточной перелетной саранчи (Locusta migratoria maniliensis) в Китае ведут с 957 г. до наших дней.
В Египте поля опустошала пустынная саранча (Schistocerca gregaria), изображения которой содержатся в документах 2470 г. до н. э. При строительстве крупных зернохранилищ во времена Рамзеса II (около 1700 г. до н. э.) создались условия для размножения вредителей хлебных и других запасов. Находки насекомых в захоронениях того времени позволили идентифицировать таких вредителей, как табачный жук (Lasioderma serricorne F.), капюшонник (Rhizoperta dominica F.), хлебный точильщик (Stegobium paniceum L.), хрущак малый булавоусый (Tribolium castaneum Hbst.), суринамский мукоед (Oryzaephilus surinamensis L.). Однако бороться с ними египтяне не умели.
На европейском континенте саранчовые не причиняли столь значительного вреда, поэтому в литературных источниках Древней Греции и Рима этим вредителям уделено очень мало внимания.
Достижения древнегреческих ученых в области многих естественных и гуманитарных наук общеизвестны, но вклад их в развитие сельскохозяйственной энтомологии незначителен. Наиболее фундаментальные работы по зоологии принадлежат Аристотелю. В его труде «История животных» приведены некоторые сведения о насекомых: система классификации на основе строения крыльев и ротовых органов, описание метаморфоза, хотя и не точное (отсутствовала стадия яйца), однако нет почти никакой информации о вредителях.
Более подробные энтомологические наблюдения, в том числе описание насекомых, повреждающих растения, дает ученик Аристотеля Теофраст (371—286 гг. до н. э.). Ему были известны такие садовые вредители, как щитовки, многие листогрызущие гусеницы, яблонная плодожорка и паутинные клещи (предположительно Tetranychus sp.); на овощных культурах — крестоцветные блошки, листогрызущие гусеницы, капустная муха; на зерновых культурах — гусеницы подгрызающих совок, хлебные блохи, вредители колосьев. Теофраст описал также вредителей гороха, бобов, винограда. Однако, приводя сведения о причиняемом вреде, Теофраст не указывает никаких конкретных мер по защите урожая.
В работах римских ученых имеется больше энтомологической информации, чем в сочинениях эпохи эллинизма. Энциклопедическая сводка знаний того времени по естествознанию Плиния Старшего (77 г. н. э.) содержит уже вполне научные сведения о строении и жизни насекомых. Широкую известность получило сочинение Колумеллы (около 50 г. н. э.) «О сельском хозяйстве». Он описал вредителей хранящегося зерна и рекомендовал в качестве предупредительной меры борьбы с ними покрывать пол зернохранилищ перед засыпкой зерна смесью глины с растительным маслом. В числе вредителей садов и виноградников Колумелла упоминает гусениц, жуков-листоедов, слизней, муравьев. Дальше Колумеллы в области сельскохозяйственной энтомологии римляне не продвинулись. Так, Палладиус в справочнике, написанном около 380 г., то есть на три столетия позже, почти полностью повторяет работу Колумеллы; интерес представляют лишь его оригинальные указания о такой мере борьбы, как отлов бабочек на свет.
Анализируя информацию о вредных насекомых, содержащуюся в античной литературе, можно со всей определенностью констатировать, что защищать урожай земледельцы в то время не умели. Рекомендации даже такого признанного авторитета в области сельского хозяйства, как Колумелла, больше относятся к области магии. Например, для борьбы с вредителями сада указаны такие меры: подвесить сердце совы, окружить сад кольцом из пепла или мела, прибить к деревьям в разных местах лангустов; прогнать вредителей, якобы, может женщина, если, развязав пояс и распустив волосы, оббежит босиком вокруг сада. Для того, чтобы защитить виноград от гусениц, следует собрать их на участке соседа, сварить и разбросать на своем винограднике. Нельзя назвать научно обоснованными и такие предложения, как сжигание в саду стеблей чеснока или нанесение на стволы деревьев колец из охры, смешанной с уксусом. Реальная мера, описанная Колумеллой, — сжигание на виноградниках серы — в условиях открытого пространства также не могла дать удовлетворительных результатов.
Мрачный период средневековья характеризуется регрессом в области естествознания по сравнению с уровнем античной науки. Лишь в 1255 — 1270 гг. доминиканский монах Альберт фон Больштедт, известный под именем Альбертуса Магнуса, написал фундаментальную работу о животных — De Animabilis — в 26 книгах, где излагает труды Аристотеля по зоологии со своими дополнениями и комментариями. Однако в связи с тем, что сочинения Аристотеля были запрещены католической церковью как еретические, только после признания их в 1366 г. папой Григорием Великим работа Альбертуса Магнуса была переведена с латинского на другие языки, получила известность и распространение. В ней дано описание 33 видов насекомых, причем большей частью неверное, например, указывалось, что мухи имеют 8 ног, блохи, якобы, происходят из влажного и теплого песка, когда он соприкасается с теплым телом животных, и т. п. Альберт Магнус описал известных ему вредителей и меры борьбы с ними, не имеющие никакой научной основы. Средневековые теологические концепции в естествознании затормозили развитие и такой области, как борьба с вредителями, нашествие которых приписывалось действию демонических сил. В этот период получили распространение судебные процессы против вредных насекомых и других животных. В 1320 г. во французском городе Авиньоне состоялся суд духовного трибунала над майским жуком, положивший начало подобным процессам в других городах и странах Европы. Только в 1690 г. кардинал Дюперон запретил церковные суды над вредными животными во Франции, однако в других странах они продолжались. Последний такой процесс состоялся в 1830 году в Дании.
Эпоха Возрождения принесла Европе расцвет науки и культуры. Базисом для развития сельскохозяйственной энтомологии явились открытия и достижения в области познания животного мира, в том числе насекомых в XVII и XVIII веках, связанные с именами Мальпиги, Валиснери, Сваммердама, Левенгука, Реомюра, Бонне, Линнея, Фабрициуса, Латрейля и многих других ученых. Первое анонимное руководство, содержащее научное описание вредных насекомых и доступных в то время, в основном, механических мер борьбы, было издано в Нюрнберге в 1709 г.
В процессе научного развития сельскохозяйственной энтомологии постепенно формировались два основных направления защиты растений от вредителей, получившие впоследствии названия химического и биологического методов борьбы.
В конце XVII и в XVIII веке появляются уже реальные практические рекомендации по использованию для борьбы с вредителями средств, обладающих инсектицидными свойствами. В книге французского садовода Ла Квентини Instructions pour les jardins fruitiers, изданной в 1690 г., рекомендуется табачный настой для борьбы с клопами, повреждающими грушу. В 1697 г. итальянец Паоло Бокконе описал закавказские виды ромашки Pyrethrum carneum и Р. roseum, из которых в Персии, Турции и других странах изготавливали инсектицидный препарат, известный в Европе под названием персидского порошка. Однако лишь значительно позже, после открытия Анной Розауер в 1840 г. инсектицидных свойств европейского вида Pyrethrum cinerariaefolium и создания специальных плантаций этого растения, появился в продаже препарат, называвшийся «далматским порошком».
В первой половине XVIII ст. уже было известно протравливание семян препаратами мышьяка и ртути. Следует отметить, что еще тогда медики обратили внимание на опасность пестицидных средств для здоровья людей. В 1754 г. французский врач П. Окант описал отравления рабочих, занимавшихся обработкой семян, а в 1786 г. во Франции этот прием с использованием мышьяковых и ртутных соединений был запрещен.
В 1700 г. итальянский ученый Антонио Валиснери изучил и описал явление паразитизма у насекомых, но способы биологической борьбы, применявшиеся на практике, в то время ограничивались охраной насекомоядных птиц и муравьев. Так, по закону 1728 г. в Лауэнбурге (Германия) за разрушение мура вейника налагался штраф в два талера. В 1798 г. правительство земли Верхний Пфальц запретило в лесах ловить птиц, собирать муравьиные яйца и разрушать муравейники.
В 1763 г. К. Линней опубликовал работу о борьбе с вредителями, в которой рекомендовал собирать красотела, семиточечную божью коровку, златоглазку и выпускать их в садах.
В XVIII ст. было известно привлекающее действие света на некоторых насекомых. Французский аббат Клод Робержо в 1787 г. предложил использовать светоловушки для борьбы с листовертками, повреждающими виноград.
Изучение вредителей, изыскание химических средств и биологических приемов борьбы с ними на основе научного эксперимента получили дальнейшее развитие в XIX ст., причем существенный прогресс в этой области был достигнут в его второй половине. В 1867 г. против колорадского жука в штате Мичиган (США) впервые успешно применили парижскую зелень, чем было положено начало промышленному производству и применению инсектицидов.
В 1880 г. в США против калифорнийской щитовки применили заводской препарат полисульфидов кальция.
В 1890 г. в Германии был выпущен карболинеум (эмульсия каменноугольного масла), предназначавшийся для опрыскивания плодовых деревьев до распускания почек.
В 1892 г. в США начали производство арсената свинца (джипсина), а в Германии фирма Байер выпустила препарат антиноннин — калиевую соль динитроортокрезола.
В 1896 г. в Англии были запатентованы в качестве инсектицидов фтористые соединения. В том же году для борьбы с сосущими вредителями предложены керосино-мыльные и керосино-известковые эмульсии.
В 1897 г. в Чехословакии для борьбы со свекловичным долгоносиком успешно применили хлористый барий.
Первые аппараты промышленного производства для опрыскивания инсектицидами были выпущены в 1880 г. фирмой Верморель во Франции.
Наряду с применением химических средств изучали использование энтомофагов — хищных и паразитических насекомых. Важная роль паразитов в ограничении численности вредителей отмечается в работе Эразма Дарвина (1800 г.).
В 1827 г. немецкий энтомолог Р. Гартиг предложил создавать очаги размножения паразитов соснового шелкопряда путем сбора и концентрации гусениц на небольших ограниченных участках.
В 1837 г. в Австрии была опубликована работа немецкого натуралиста В. Коллера, предназначавшаяся для ознакомления фермеров и лесничих с деятельностью полезных насекомых — жужелиц, наездников и др. В 1844 г. в Германии вышла фундаментальная монография И. Г. Ратцербурга о паразитах вредителей леса. Он также рекомендовал колонизацию красного лесного муравья. Хотя охрана муравейников в законодательном порядке осуществлялась в Германии еще в предыдущих столетиях, создание их искусственных колоний являлось новым предложением, не потерявшим значения и в наши дни. В 1840 г. Ж. Буажиро во Франции вблизи Пуатье провел сбор и выпуск красотела (Calasoma sycophanta L.) против гусениц непарного шелкопряда в саду, что дало хорошие результаты. В конце XIX ст. в ряде стран для борьбы с тлями использовали божьих коровок. По сообщению английского энтомолога А. С. Олиффа, в 1890 г. в южных районах Англии божьих коровок продавали на рынках. Фермеры покупали их и выпускали на плантации хмеля.
Начало практическому применению способов биологической борьбы было положено в США и Канаде, что обусловливалось историческими особенностями сельскохозяйственного освоения этого региона. Иммигранты из старого света везли с собой семена, плоды, черенки различных растений, с которыми неизбежно интродуцировались диапаузирующие стадии многих вредителей — паутинных клещей, тлей, щитовок, бабочек, мух.
Отсутствие естественных врагов в составе местной фауны энтомофагов определяло возможность массового размножения этих вредителей. В 1861 г. государственный энтомолог штата Нью-Йорк А. Фитч попытался организовать ввоз паразита распространившейся в северной части США и Канаде оранжевой злаковой галлицы (Sitodiplosis mosellana Gehin.) из Англии, но безуспешно. В 1864 г. за это дело взялся канадец Дж. Бетюн, но он не смог получить необходимой правительственной субсидии.
Программу интродукции энтомофагов в США удалось начать известному, энтомологу Ц. В. Райли, в 1884 г. под его руководством была осуществлена успешная акклиматизация наездника апантелеса (Apanteles glomeratus L.) — паразита репной белянки (Pieris rapae L.), а также интродукция в 1888 г. из Австралии жука-коровки (Rodolia cardinalis Muls.), очистившей от австралийского желобчатого червеца ицерии цитрусовые насаждения в Калифорнии.
Основные энтомологические проблемы в России во второй половине XIX ст. состояли в защите пшеницы от хлебных жуков, сахарной свеклы — от свекловичного долгоносика, садов — от листогрызущих вредителей и яблонной плодожорки, а с 1877 г. — в борьбе с виноградной филлоксерой. Данные, обобщенные в фундаментальной трехтомной монографии Ф. П. Кеппена, изданной в 1881—1883 г., свидетельствуют, что фауна вредителей и их биология к этому времени были уже довольно хорошо изучены. Меры борьбы заключались почти исключительно в приемах сбора вредных насекомых (ручного или с помощью простых приспособлений), т. е. способах, обозначаемых ныне термином механический метод. Очаги филлоксеры уничтожали радикальным методом по способу, разработанному в Швейцарии, выкорчевкой виноградных кустов и последующей затравкой почвы сероуглеродом.
В 1881 г. под руководством Н. Я. Данилевского, председателя филлоксерного комитета Министерства государственных имуществ, в Крыму был успешно ликвидирован очаг в имении «Тессели» на площади 4 га. В дальнейшем за 15 лет были уничтожены очаги на общей площади 94 га виноградников, что обошлось в 1 млн. руб., но в результате, благодаря соблюдению карантинных правил, территория Крыма оставалась свободной от филлоксеры в течение 60 лет.
Большой экономический ущерб, причиняемый вредителями, обусловил необходимость централизованного руководства осуществлением мероприятий по борьбе с ними. Во второй половине XIX ст. в ряде стран было положено начало организации государственной службы защиты растений. Первые государственные специалисты по энтомологии были назначены в США.
В России на должность специалиста по вредным насекомым Министерства государственных имуществ в 1875 г. был приглашен известный ученый, секретарь Русского энтомологического общества И. А. Порчинский, в 1894 г. возглавивший бюро по энтомологии Департамента земледелия.
Помимо правительственных учреждений, научной и организационной работой по защите растений от вредителей занималось земство. В период с 1878—1889 гг. при губернских земских управах были созданы энтомологические комиссии (Харьковская — в 1878 г., Одесская — в 1882 г.) и учреждены должности земских энтомологов. Наибольший вклад в изучение вредителей внесли П. В. Забаринский (юг Украины, Северный Кавказ), С. А. Мокржецкий (Крым), И. К. Пачосский (Херсонская обл.), В. Г. Аверин (Харьковская обл.). В Англии должность правительственного энтомолога с титулом Технического советника Министерства земледелия была утверждена в 1889 г.
Вскоре стало очевидным, что для дальнейшего прогресса в защите растений недостаточно пользоваться описательными методами, необходимы глубокие научные экспериментальные исследования. В самом конце прошлого и начале нынешнего столетия появились энтомологические научные организации — бюро, станции, отделы сельскохозяйственных опытных станций в США, России, Англии, Германии, Франции и других странах.
Первые четыре десятилетия XX ст. являются этапом углубленного изучения экологии, физиологии, биохимии насекомых, в это же время была создана научная база для прогнозов размножения вредителей, совершенствовались организационные формы службы защиты растений.
Развитие химического метода заключалось в стандартизации инсектицидных препаратов, совершенствовании их товарных форм, расширении промышленного производства и объема применения. Ассортимент инсектицидов оставался незначительным. Это были неорганические соединения мышьяка, фтора, хлористый барий, сера, эмульсии минеральных масел и препараты растительного происхождения — никотин-сульфат, деррис, квассия.
В начале девятисотых годов появились моторные опрыскиватели и опыливатели, а с 1921 г. в США для обработки хлопковых плантаций начали применять авиацию.
В тридцатых годах был достигнут существенный прогресс в методике постановки и оценке данных полевых и лабораторных опытов, основой которого послужили работы профессора Лондонского университета Р. А. Фишера (дисперсионный анализ — 1932 г.) и его ученика Ц. И. Блисса (пробит-анализ в токсикологии — 1934 г.). Использование более совершенной методики позволило значительно интенсифицировать скрининг новых инсектицидных материалов, а также организовать официальные испытания препаратов, предлагаемых коммерческими фирмами.
В США продолжалась интродукция энтомофагов. Наиболее масштабной была кампания биологической борьбы с непарным шелкопрядом. В период — с 1905 по 1923 гг. из Европы и Японии было завезено 40 видов энтомофагов, из которых 9 паразитов и два хищника успешно акклиматизировались. Значительные усилия были затрачены на сбор в горах Сиерра Невада божьей коровки Hippodamia convergens Guern., где были обнаружены места скопления огромных масс зимующих жуков. Однако исследования В. Давидсона показали, что выпуск их на посевы сельскохозяйственных культур оказался малоэффективным вследствие интенсивной миграции и рассредоточения на большой территории природных ландшафтов.
Примером успешной интродукции энтомофагов в Европу из Америки является ввоз паразита кровяной тли афелинуса (Aphelins mali Hald.). Этот паразит с 1920 г. по 1924 г. был акклиматизирован во Франции, Италии, Германии, Австрии, Румынии и других странах.
Наряду с этим испытывали другие приемы биологической борьбы: массовое разведение и сезонную колонизацию энтомофагов.
В 1925 г. в США С. Е. Фландерс начал разрабатывать технологию размножения трихограммы, используя в качестве питательного субстрата яйца зерновой моли. В 1930 г. он имел уже механизированную фабрику с производительностью более 1 млн. особей в сутки и продавал паразита фермерам для использования против различных видов вредных чешуекрылых.
Метод сезонной колонизации получил распространение также при использовании других видов энтомофагов.
Перспективность применения энтомофагов в условиях защищенного грунта была доказана в 1926 г. в Англии Е. Р. Спейером, использовавшим паразита оранжерейной белокрылки энкарзию (Encarsia formosa Gahan.). Ее размножали и успешно расселяли в теплицах. В 1928 г. энкарзия была завезена из Англии в Канаду, а в 30-х годах — в различные страны Европы, Австралию, Новую Зеландию.
В России инсектициды впервые были использованы для борьбы с вредителями садов (парижская зелень с 1898 г.) и свекловичным долгоносиком (хлористый барий с 1902 г.). В дореволюционное время все химические средства и аппаратура для их применения (опрыскиватели французской фирмы «Верморель» и немецкой «Платц») полностью завозили из-за границы.
Отечественное производство химических средств защиты растений началось лишь после Великой Октябрьской социалистической революции. В 1924 г. сельскому хозяйству было поставлено их 1,2 тыс, тонн (преимущественно фунгициды — медный купорос, формалин), в 1925 г. — 4,1 тыс. тонн, в 1927 г. 6,8, в 1933 — около 30 тыс. тонн; объем применения пестицидов (включая фунгициды) с 0,7 млн. га в 1930 г. увеличился до 8 млн. в 1933 г. и 20 млн. га в 1940 г. С 1925 г. в России для химической борьбы с вредителями используют авиацию.
В конце XIX — начале XX ст. русские ученые начали экспериментальные исследования в области биологического метода борьбы. В 1879 г. И. И. Мечников выделил бактерии и грибы, поражающие личинок хлебных жуков, а в 1884 г. И. М. Красильщик в г. Смела (в настоящее время в Черкасской области Украины) использовал энтомопатогенные грибы для борьбы с почвообитающими и другими вредителями, что положило начало развитию микробиологического метода.
В 1903 г. И. В. Васильев провел опыт по завозу из Туркестана в Харьковскую губернию паразита-яйцееда вредной черепашки — теленомуса (Microphanurus wassiliewi Meyr.).
В 1913 г. А. Ф. Радецкий и Н. Н. Троицкий в Туркестане, А. С. Мокржецкий в Крыму и В. П. Поспелов в Киевской губернии изучали возможность применения трихограммы для борьбы с яблонной плодожоркой, что было первым полевым испытанием предложения английского энтомолога Ф. Энока о лабораторном массовом размножении и выпуске этого паразита.
В 1926 г. в Азербайджан был завезен из Италии и выпущен в садах паразит кровяной тли афелинус. Однако результаты этого опыта не были учтены и только в 1934 г. обнаружилось, что афелинус широко распространился и почти полностью очистил насаждения от вредителя. В 1930 г. итальянская популяция афелинуса была интродуцирована ВИЗР и размножена в оранжерее в Ленинграде. В 1931 г. паразита выпустили в Крыму, где он успешно акклиматизировался.
В 1933—1934 гг. по инициативе Н. Ф. Мейера были проведены опыты по выпуску трихограммы (Thychogramma sp.), размноженной по методике Фландерса в Ленинградской области и Краснодарском крае. Результаты были признаны обнадеживающими и в 1935—1937 гг. трихограмму уже в массе размножали в колхозных биолабораториях и применяли на миллионах гектаров против яблонной плодожорки, стеблевого мотылька и озимой совки. Однако в то время эффективность этого приема оказалась недостаточной и з 1938 г. производственное применение паразита было прекращено, хотя исследовательская работа продолжалась.
Достижением русских и советских энтомологов является экспериментальное обоснование агротехнического метода борьбы. Большое значение придавали таким агроприемам, как способы и сроки обработки почвы, сроки сева, подбор предшественников.
Важная роль в борьбе с вредителями в первой половине XX ст. принадлежала механическому методу. Широко проводили ручной сбор вредных насекомых на полях и в садах, используя для этих целей простейшие приспособления: сачки, марлевые волоки для вылова бабочек, гусеницеловки и т. п. устройства для сбора жуков, клопов и гусениц, применяли ловчие и заградительные канавки против саранчи, свекловичного долгоносика, лугового мотылька.
Описанные методы и средства борьбы с вредителями были малоэффективными и их применение не предотвращало значительных потерь продукции. По данным А. А. Любищева, недобор урожая зерновых культур составлял 5%, что находилось на уровне 1910—1917 гг. (4,9%), а среднегодовые потери сахарной свеклы в 1928—1932 гг. (период вспышки массового размножения лугового мотылька) достигали 18 %. Поиск путей повышения эффективности мер борьбы привел в начале 30-х годов к разработке теоретических основ концепции системы мероприятий, которую В. Н. Щеголев определял как «комплекс приемов по защите растений, объединенных в единое стройное целое и проводимых в определенной последовательности».
Биологическая эффективность систем мероприятий измерялась арифметической суммой степени снижения численности популяций вредных видов отдельными приемами, поэтому систему того времени можно обозначить как аддитивную, в отличие от современной концепции интегрированной борьбы.
Новый этап в развитии защиты растений был обусловлен успехами науки и промышленности в области химии органического синтеза. Начало широкому производству и применению химических средств, впоследствии получившим наименование инсектицидов второго поколения, было положено открытием токсичности для насекомых ДДТ-дихлор-дифенил-трихлорметилметана. ДДТ и синтезированный вслед за ним ГХЦГ-гексахлорциклогексан (испытан в Англии в 1942 г.) использовали в годы второй мировой войны вначале для борьбы с насекомыми — переносчиками тифа и малярии, а впоследствии и против вредителей сельскохозяйственных культур. В этот же период в Германии Г. Шрадер синтезировал первые фосфорорганические инсектициды: бладан-тетраэтилпирофосфат, паратион-диэтилннтрофенил-тиофосфат и шрадан-октаметилтетрамид пирофосфорной кислоты (запатентованы в 1944 г.).
В России ДДТ был синтезирован в 1944 г., а в феврале 1945 г. уже была построена заводская установка для его промышленного производства. Технология получения ГХЦГ была разработана в 1946 г. Ю. Н. Безобразовым и А. В. Молчановым, а в 1947 г. на опытной установке началось производство этого инсектицида, обеспечившее проведение широких полевых опытов по его применению против различных вредителей.
В последующие годы ассортимент инсектицидов быстро расширялся и совершенствовался. В 1955 г. фирма Юнион Карбайд (США) предложила препарат карбарил (севин) — метилнафтилкарбамат, за которым появились другие инсектициды из этого класса соединений.
Существенным достижением в деле улучшения гигиенических и экотоксикологических показателей химических средств борьбы с вредителями явилось изыскание и разработка технологии получения синтетических аналогов пиретрума — пиретроидов (эфиры диметилциклопропанкарбоновой кислоты), выполненные под руководством М. Эллиота на Ротамстедской опытной станции в Англии в 1972—1973 гг. Параллельно в Японии исследования в области синтеза пиретроидов проводила фирма «Сумитомо». Первым промышленным инсектицидом этой группы был перметрин, выпущенный на рынок в 1977 г. под торговыми названиями амбуш, талкорд и др. За ним последовали циперметрин препараты рипкорд, цимбуш) и дельтаметрин (препараты децис, суперметрин, декаметрин). В это же время поступили в продажу японские препараты белмарх, сумидицин (действующее вещество фенвалерат). К 1985 г. количество пиретроидных препаратов, выпускаемых различными фирмами, превысило 30 наименований, а по объему применения эта группа заняла первое место в общем ассортименте инсектицидов.
Темпы валового производства пестицидов в мире возросли после 1950 г. Так, в США выпуск пестицидов составлял (тыс. т. по д. в.): в 1952 г. — 140, 1957 г. — 232,2, 1965 г. — 398, 1975 г. — 730, 1985 — 768; производство пестицидов с 1965 по 1980 гг. увеличилось в ФРГ со 133 до 224 тыс. тонн; в Японии — с 429 до 664 тыс. тонн; в России выпуск пестицидов в 1958 г. составлял 23, 1965 — 103, 1975 — 264, в 1987 г.— 346 тыс. тонн.
В области биологического метода борьбы с вредителями продолжалась исследовательская и практическая работа по использованию энтомофагов. В США основное внимание уделялось интродукции паразитов, что обусловлено преобладанием в составе вредной фауны видов, завезенных из других регионов.
В России с 1949 г. возобновилось экспериментальное и производственное применение яйцепаразитов рода трихограмма, получившее особенно быстрое развитие после 1965 г. В 80-х годах объем выпуска этих энтомофагов против совок, кукурузного и лугового мотыльков превысил 15 млн. га.
Значительный прогресс был достигнут в разработке технологии производства и применения микробиологических средств. Хотя исследовательские работы в этом направлении начались давно, практическое использование микробиологические препараты получили лишь в 50-х годах, когда М. Лемуань и соавторы во Франции (1956 г.) разработали промышленную технологию получения культуры бактерий групы Bacillus thuringiensis на жидких средах.
В 1957 г. в Чехии был создан биопрепарат батурин, в 60-х годах на рынок поступили биопрепараты биотрол, турицид, дипел производства США и других стран, в это же время в России в ВИЗР (Федоринчик Н. С.) был разработан биопрепарат энтобактерин, за которым последовали другие — дендробациллин, битоксибациллин, лепидоцид.
Прогрессивному развитию биологического метода борьбы способствовала интернациональная координация усилий ученых.
В 1952 г. была создана международная комиссия по биологической борьбе, в которую вошли представители различных учреждений 16 стран Европы.
В 1971 г. эта комиссия была реорганизована в Международную организацию по биологической борьбе (МОББ), охватившую все континенты.
В уставе МОББ биологический метод борьбы определяется как «использование живых существ или продуктов их жизнедеятельности для подавления вредных организмов». В соответствии с приведенной интерпретацией в настоящее время к биологическому методу, помимо применения энтомофагов и энтомопатогенных микроорганизмов, относят также использование биологически активных соединений, созданных на основе идентификации химической структуры феромонов, гормонов и синтеза их аналогов. Первым появился в продаже синтетический феромои — аттрактант яблонной плодожорки (1973 г. США). В дальнейшем ассортимент и промышленный выпуск аттрактантов очень быстро расширялись. В настоящее время их практическое применение имеет два направления: выявление и учет численности вредителей и подавление популяций вследствие нарушения химической коммуникации полов.
Изучение гормонов, управляющих метаморфозом насекомых, продолжается уже около двух десятилетий, но практическое использование в растениеводстве пока получил один промышленный препарат — димилин, вызывающий гибель насекомых вследствие нарушения образования хитина.
Эта группа биологически активных веществ (включая также химические половые стерилизаторы, применение которых находится еще на этапе экспериментального изучения) получила обозначение инсектицидов третьего поколения.
Экологически безопасным способом борьбы является использование генетического подавления размножения вредителей. Эта идея была высказана советским ученым А. С. Серебровским в 1940 г., но осуществлена на практике Э. Ниплингом (США) при успешном истреблении мясной мухи (Cochliomia hominivorax Coquer) на о-вах Санибел и Кюрасао, а затем во Флориде в 1955—1958 гг. В последующие два десятилетия интенсивные испытания выпуска стерильных самцов как способа борьбы со многими вредителями сельскохозяйственных растений развернулись в ряде стран, в том числе России. Ho сложность технологии и высокая стоимость стали препятствием для внедрения в практику этого способа, и экспериментальные работы с конца семидесятых годов значительно сократились.
Замена старых инсектицидов высокоэффективными органическими синтетическими препаратами позволила исключить механические и другие трудоемкие и малоэффективные способы борьбы и в ряде случаев привела к недооценке энтомологической роли агроприемов. В результате этого в защите растений сложился однофакторный подход, основанный на интенсивном применении химических средств. Однако уже к концу пятидесятых годов были зарегистрированы многочисленные случаи отрицательных последствий в экологическом и гигиеническом аспектах широкомасштабных обработок инсектицидами посевов и насаждений. Проблема охраны окружающей среды и продуктов питания от загрязнения пестицидами привлекла внимание не только ученых, но и правительственных учреждений. Предотвращение негативных явлений развивалось в двух направлениях: введения строгой регламентации и контроля за применением пестицидов, а также рационального ограничения объемов химических обработок. Вопросы допуска пестицидов к использованию в сельском хозяйстве и рекомендации по гигиеническому нормированию в России решаются Госкомиссией по химическим средствам борьбы с вредителями, болезнями растений и сорняками и Комитетом по регламентации применения пестицидов МЗО России, организованным в 1960 г. Несколько позже были созданы Агенство по охране окружающей среды в США и различные государственные органы в других странах с функциями надзора за соблюдением условий безопасности при химической защите растений. С целью ослабления пестицидной нагрузки на окружающую среду развернулись поиски альтернативных способов и средств защиты растений, предлагалось шире использовать приемы биологической борьбы.
Однако дальнейшие события показали, что возможности биологического метода, в том числе и такого способа, как половая стерилизация, были переоценены.
Всеобщее признание получило развитие комплексного использования различных методов, обозначаемое термином интегрированная борьба.
В отличие от аддитивной системы мероприятий 30-х годов, предусматривавшей использование суммарного воздействия всех возможных приемов, интегрированная система базируется на оптимизации применения химических средств, регламентируемого такими критериями, как экономические пороги численности вредителей и наличие естественных врагов, способных удержать популяцию фитофага на субэкономическом уровне. Начальным этапом этого направления было сочетание биологического и химического методов; в 60-х годах концепция интегрированной борьбы была расширена и в это понятие начали включать использование всех возможных методов и средств, в т. ч. агроприемы, выведение устойчивых сортов и т. п.
Австралийские энтомологи П. В. Гейер и Л. Р. Кларк в 1961 г. предложили обозначать экологический подход к борьбе с вредителями термином управление вредными видами. Подробное обоснование этого понятия сделано П. В. Гейером в 1966 г.
Рабочая группа экспертов ФАО в отчете, опубликованном в 1967 г., дает такое определение понятию интегрированной борьбы: «Система управления вредными организмами, которая в контексте взаимодействия окружающей среды и динамики популяций вредных видов использует все допустимые приемы и методы и удерживает популяции вредных организмов на уровне ниже экономической вредоносности».
Наименование концепции управление вредителями (Pest management) получило широкое распространение в США, однако в документах рабочих групп ФАО, ЕОЗР и МОББ название интегрированная борьба не изменено. Этот термин также сохраняется в немецкой и французской литературе (Integrierte Schadlingsbekampfung, La lutte integree).
Необходимо отметить, что «управлять» вредителями в отрыве от других звеньев сельскохозяйственного производства невозможно, поэтому более правильным является обозначение, принятое в России — интегрированная система мероприятий. В перспективе борьба с вредителями должна развиваться как составная часть общего программирования урожая на основе управления агроэкосистемой в целом.