07.11.2017
31.10.2017
21.10.2017
21.10.2017
21.10.2017
04.10.2017
04.10.2017
28.09.2017
01.09.2017
31.08.2017
Участие живого вещества в составе органической части почв
 28.08.2012

Органическая часть почвы представлена различными формами органического вещества, частью живого - в виде корней растений, тел микроорганизмов и почвенных животных, а большей частью мертвого - в виде остатков перечисленных групп организмов и главным образом в виде специфических биокосных гумусовых веществ. Все эти формы генетически тесно связаны друг с другом. Корни растений, вместе с надземным опадом, являются главным, первичным источником органического вещества в почве, за счет которого, при его разложении, происходит синтез вторичных форм живого вещества микроорганизмов и почвенных животных, с одной стороны, и образование и накопление гумусовых веществ, с другой стороны.
В общей массе органического вещества в почвах главную, преобладающую по количеству часть составляют гумусовые вещества. Содержание их в верхнем слое (до 25 см) на 1 га колеблется в пределах от 40 т (сухого вещества) в самых бедных гумусом южных сероземах до 300 т в тучных черноземах. На втором месте стоит масса корней растений, которая составляет 3-4 т сухого вещества у однолетних культурных растений (злаков) до 10-15 т у многолетней естественной (целинной или залежной) и культурной травянистой растительности и до 20-30 т у лесной растительности. Отношение массы гумусовых веществ к массе корней может быть очень различным в зависимости от запасов гумуса в почве и от рода покрывающей ее растительности; в наиболее богатых гумусом тучных черноземах это отношение достигает 40-50, тогда как в бедных гумусом подзолистых почвах под лесами оно падает до 2.
На третьем месте по количественному содержанию в почвах стоит масса вторичных форм органического вещества, причем в этой массе преобладающая роль в большинстве случаев принадлежит бактериям, затем почвенным животным (беспозвоночным), далее простейшим грибам и актиномицетам. Общие размеры этой массы зависят от размеров массы ежегодного прихода в почву органического вещества со стороны растений в виде отмирающих корней, надземного опада, прижизненно отмирающих корневых волосков и покровных тканей корней и, наконец, корневых выделений.
В почвах, достаточно увлажняемых (подзолистых, черноземах, орошаемых сероземах), этот приход определяется, при самых благоприятных условиях роста, величиной в 6-8, максимум 10 т сухого вещества на 1 га. При разложении этой массы микроорганизмами (и почвенными животными) может образоваться (синтезироваться), принимая во внимание: средний коэффициент использования энергии гетеротрофными организмами в 25%, не более 2,5 т сухого вещества живой массы микроорганизмов и животных. Если добавить к этому массу последующих генераций микроорганизмов, использующих для питания отмершую массу предшествующих генераций (с тем же средним коэффициентом использования энергии, равным 25%), то общая сумма вещества всех вторичных форм, нарождающихся при разложении 10 т сухого вещества растений, составит максимум 3,33 т/га. При равномерном распределении этой массы между 10 генерациями микроорганизмов в течение вегетационного периода среднее содержание массы живых микроорганизмов (и почвенных животных) в любой момент исследования но должно превышать 0,333 т (т. е. 333 кг) на 1 га. Но так как размножение микроорганизмов происходит неравномерно и бывает наибольшим на протяжении смены меньшего числа генераций (примерно 4-5), то максимальное содержание микробной массы, вероятно, может достигать величин порядка 0,5-0,7 т/га и только в исключительных случаях 1 т сухого вещества на 1 га. В процентном выражении к массе гумуса эти величины могут составить около 1, максимум 2% в самых бедных гумусом почвах (например, сероземах), а в почвах с средним и высоким содержанием гумуса только десятые доли процента. Этот вывод вполне согласуется с представлениями о высокой активности живого вещества, которая исключает возможность накопления его в значительных массах при ограниченных источниках питания.
При таком незначительном количественном содержании микробной массы в почвенном гумусе ее присутствие не может оказывать заметного влияния на результаты исследований химической природы гумусовых веществ, за исключением разве только наиболее бедных гумусом сероземов, где это влияние может сказываться в отношении форм азотистых соединений.
По этой же причине роль живого вещества микроорганизмов и почвенных животных в отношении связывания воды и минеральных веществ, в особенности в катионном режиме, является совершенно незначительной и не может изменить наших представлений о факторах водного и катионного режимов в почве, основанных на изучении водных и сорбционных свойств гумусовых веществ и минеральных коллоидов. Более или менее заметную роль микробной массы в явлениях связывания доступных форм фосфора, калия и азота необходимо иметь в виду только в прикорневой зоне (ризосфере) почвенной массы, где масса микробов сильно сгущена и непосредственно конкурирует с корнями растений в усвоении этих элементов.