07.11.2017
31.10.2017
21.10.2017
21.10.2017
21.10.2017
04.10.2017
04.10.2017
28.09.2017
01.09.2017
31.08.2017
Взгляды Вильнюса на состав гумуса
 25.08.2012

Взгляды Вильнюса на состав гумуса с внешней стороны представляют полную реставрацию учения Берцелиуса и Мульдера, так как Вильяме сохраняет для перегнойных кислот их прежние названия, различая ульминовую, гуминовую, креновую и апокреновую кислоты. Однако содержание, которое вкладывает Вильяме в эти понятия, существенно отличается от таковых прежних названных авторов. По мнению Вильямса, перечисленные кислоты - продукты жизнедеятельности соответствующих групп микроорганизмов, своего рода групповые эктоэнзимы.
Ульминовая кислота является продуктом выделения анаэробных бактерий, гуминовая кислота - аэробных бактерий, креповая кислота - продуктам выделения грибов, а апокреновая кислота - продуктом восстановления креновой кислоты под влиянием деятельности анаэробных бактерий. Последнее заключение резко расходится с прежними данными Мульдера о более значительной окисленности апокреновой кислоты по сравнению с креновой. Кроме того, по Вильямсу, все перегнойные кислоты - это азотистые соединения с очень высоким содержанием азота: в гуминовой свыше 20%, в ульминовой - 23%, в креновой - около 30%, апокреновой - 35%. Происхождение этих цифр остается, однако, неизвестным, и они находятся в глубоком противоречии с имеющимися данными, по крайней мере, для гуминовой кислоты. Малая вероятность этих цифр ясна из сопоставления их со средним содержанием азота в гумусе, которое равно 4-5%. Если допустить правильность сообщаемых Вильямсом цифр процентного содержания азота в его перегнойных кислотах, то необходимо прийти к выводу, что, если даже весь азот находится в этих кислотах, то на долю последних придется только около 1/5-1/6 общего количества гумуса. Что же в таком случае представляет собой остальная главная масса гумуса, т. е. 4/5-5/6 от общего его запаса, остается совершенно неизвестным. Поэтому, несмотря на большой интерес развиваемого Вильямсом взгляда о перегнойных кислотах, ми лишены возможности пока принимать во внимание даваемую им характеристику свойств перегнойных кислот ввиду указанного несоответствия этой характеристики с действительным составом гумуса. Что же касается взгляда на перегнойные кислоты, как на групповые продукты жизнедеятельности (эктоэнзимы) различных микроорганизмов, то это представление находится в противоречии с хорошо известным разнообразием продуктов жизнедеятельности различных микроорганизмов в пределах каждой из тех крупных групп (грибов, аэробных и анаэробных бактерий), которые имеет в виду Вильяме, а также с фактом метабиотических отношений между отдельными группами и видами, в результате чего продукты обмена одних микробов подвергаются разложению другими.
Совершенно другая концепция по вопросу о составе гумуса, основанная на учете микробиологических процессов, развита Ваксманом. В своих представлениях о составе гумуса Ваксман исходит из состава растительных (и животных) остатков, из различной устойчивости составляющих их соединений к микробиологическому разложению и из наличия синтетических процессов образования микробной субстанции при разложении. Поэтому состав гумуса, по Ваксману, характеризуется наличием тех же соединений, которые мы находим в растительных, животных и микробных остатках, только в своеобразных отношениях. Главную массу гумуса (до 70-80%), но Ваксману, составляют лигнин и протеины, находящиеся в тесном физико-химическом соединении друг с другом. Накопление первого объясняется устойчивостью его к микробиологическому разложению, а накопление вторых обязано синтетической деятельности микробов.
В своей последней монографии Ваксман, сводит состав гумуса к следующим четырем главным группам веществ:
1. Жиры, воска, смолы (или вещества, растворимые в эфире и спирте).
2. Углеводы и родственные соединения (целлюлоза, гемицеллюлезы растительного и микробного происхождения, крахмал, сахар, глюкозиды).
3. Протеины и их производные.
4. Лигнины и их производные. Сюда относятся и гуминовые веще-
ства других авторов, как генетически связанные с лигнином и близкие
к нему по составу и свойствам.
Таким образом, Ваксман отрицает существование специфических для гумуса гуминовых веществ. По его мнению, за этим неопределенным понятием скрывается главным образом комплекс лигнина с протеином, который он обозначает термином «гумусовое ядро». Ваксман не отрицает, впрочем, того, что растительный лигнин при процессах разложения претерпевает значительные изменения; однако несмотря па это признание, он все же находит возможным применять и к этому измененному продукту то же название лигнина или лигниноподобных комплексов.
С химической точки зрения, такое расширение понятия «лигнин» надо признать мало обоснованным. Несмотря на известную общность некоторых свойств и несомненную генетическую связь лигнина и гуминовых веществ, в частности наиболее изученного представителя последних - гуминовой кислоты, они все же настолько существенно различаются и по составу и по ряду свойств, что отождествлять их и объединять под одним названием нет оснований, тем более, что образование гуминовых веществ возможно не только из лигнина, но и ряда других соединений. Другое возражение, которое может быть сделано в отношении гипотезы Ваксмана, касается предположения, что азотистая часть гумуса находится почти целиком в форме протеинов, связанных с лигнином (Springer, 1934, 1935). Ниже мы увидим, что это предположение нельзя считать доказанным, и характерные свойства азотистой части гумуса находят себе объяснение и с другой точки зрения.