07.11.2017
31.10.2017
21.10.2017
21.10.2017
21.10.2017
04.10.2017
04.10.2017
28.09.2017
01.09.2017
31.08.2017
Испытания вирусов, образующих включения, на животных
 21.06.2014

1. Испытания, проведенные управлением по контролю за качеством продовольствия и медикаментов

Для определения токсичности и патогенности вируса для позвоночных Игноффо и Хеймпел испытывали NPV H. zea на белых мышах и морских свинках. Эти же препараты вируса были испытаны против гусениц H. zea для установления уровня вирулентности для насекомых. Производились также тщательные подсчеты бактерий чашечным методом.
В закрытых контейнерах мыши и морские свинки подвергались в течение 2 ч воздействию вирусного порошка (500 мг на мышь и 100 мг на морскую свинку), после чего животные в течение двух месяцев находились под наблюдением. В контроле препарат заменялся пшеничной мукой. Одна морская свинка заболела, но через 24 ч выздоровела, другая в этом опыте погибла, и гистопатологическое исследование показало, что причиной гибели явилась острая пневмония. Следов заражения вирусом обнаружено не было. Опыт был повторен, но случаев гибели больше не наблюдалось. Все другие морские свинки в этих опытах были здоровы и в течение всего периода наблюдений нормально прибавляли в весе. Ни одна из белых мышей не заболела, и в течение двухмесячного периода испытаний все они нормально прибавляли в весе.
Обритым морским свинкам вводили в кожу спины три антигена: 1) полиэдры; 2) остатки насекомых с добавлением отмытых полиэдров и 3) остатки насекомых, из которых полиэдры были удалены. Сразу после инъекции появлялся небольшой отек, который сохранялся в течение 15 мин. Все морские свинки оставались здоровыми и нормально прибавляли в весе. Контрольные дозы вводились повторно через 25 дней. У всех животных 2-й и 3-й групп кожа вокруг места инъекции на площади примерно 250x500 мм2 воспалялась, но эта реакция вскоре исчезла. Ho в 1-й группе (отмытые полиэдры) морские свинки не реагировали на инъекцию, из чего видно, что полиэдры сами по себе не действовали как антиген (возможно, что они не являлись антигенами в силу инертности белка полиэдров в теле позвоночных животных).
Морским свинкам впрыскивали в брюшину растворенный белок полиэдров и свободные вирусные палочки. В течение двух месяцев все животные оставались здоровыми, температура и привесы были нормальными.
Белым мышам принудительно скармливали полиэдры, взвешенные в воде. Все животные остались здоровыми, температура и вес в течение двух месяцев не отклонялись от нормы.
Только что отнятым от матери белым мышатам инъецировали в головной мозг большие дозы свободных вирусных палочек. Все животные в течение двух месяцев были живы, а температура тела и прибавки в весе были нормальными.
Хеймпел провел испытания NPV Trichoplusia ni, очень сходные с теми, о которых сообщали Игноффо и Хеймпел. И в этом случае никаких признаков токсичности или патогенности вируса для животных обнаружено не было.
Хеймпел и Вест (работа выполнялась по контракту между лабораториями Рознер-Хиксона и MCX США) испытывали четыре NPV и один GV (табл. 35). Все группы животных в каждом испытании состояли из равного числа самцов и самок. Никаких признаков отравления или заболевания отмечено не было (табл. 35).
Испытания вирусов, образующих включения, на животных

2. Испытания, проведенные промышленными предприятиями

Две фирмы провели многочисленные испытания патогенности и токсичности своих препаратов, созданных на основе NPV Н. zea. В большинстве случаев испытания проводились на белых мышах, крысах, морских свинках и собаках.
Внутривенные, внутрибрюшинные и подкожные инъекции не принесли никакого вреда грызунам, использованным в качестве тест-объектов. Испытания острой токсичности в кормовых опытах (длившихся обычно 21 день) и подострой токсичности (в кормовых опытах, длившихся 90 дней) проводились раздельно на грызунах. И в этом случае никакого вредного действия на подопытных животных обнаружено не было. Над потомством некоторых животных велись наблюдения для выявления каких-либо аномалий, но их не было обнаружено.
Для оценки канцерогенного потенциала вируса проводили двухлетние опыты со скармливанием вируса крысам и в течение 18 месяцев применялись повторные подкожные инъекции вируса мышам; увеличения частоты заболеваний раком не обнаружено.
В опытах с ингаляцией, проведенных на морских свинках, аномальных эффектов обнаружено не было. Воздействие на кожу раздражения не вызывало. Провокационные дозы вирусных продуктов при инъекции под кожу никаких заметных реакций не вызывали.
NPV H. zea вводили в среду, на которой выращивали несколько серий тканевых культур млекопитающих. Цитологических изменений ни в одной из культур обнаружено не было, так же как и репликации вируса. Другие попытки заразить тканевые культуры живыми энтомопатогенными вирусами также оказались неудачными. Кроме того, вирусные препараты испытывали на молодых устрицах, Crassostrea virginica, взрослых креветках Penacus aztecus, рыбах Fundulus similis и Leiostomus xanthurus, половозрелых мелких креветках Palaemonetes pugio и на рыбах — ципринодоне (Cyprinodon variegatus), чукучане (Catastomas commersoni), Ictalurus melas и форели, Salmo gairdneri. Вирусные препараты обычно скармливались, а в опыте с ципринодоном применялась внутрибрюшинная инъекция. Дозы, близкие к применяемым в практике борьбы с насекомыми, никакого действия ни на одно из животных перечисленных видов не оказали. Форель оказалась чувствительной к дозе, в 25 раз превышавшей обычно применяемую, вероятно, вследствие помутнения воды.
Опыты со скармливанием вируса были проведены на домовом воробье, куропатке и крякве и не причинили им никакого вреда. Широкие испытания действия полиэдров, собранных в экскрементах кряквы, на насекомых показали, что после прохождения через кишечник птиц вирус остается неповрежденным и неизмененным.