07.11.2017
31.10.2017
21.10.2017
21.10.2017
21.10.2017
04.10.2017
04.10.2017
28.09.2017
01.09.2017
31.08.2017
Необходимые исследования устойчивости вредных насекомых
 21.06.2014

Исходя из фундаментального биологического принципа совершенно неоспоримо наличие у насекомых способности вырабатывать устойчивость к агентам микробиологической борьбы. Возникновение устойчивости в лаборатории служит доказательством этой способности. Однако скудность имеющейся информации не позволяет предсказать, будет ли такая устойчивость иметь повсеместное значение в практике. Пока нет никаких признаков этого в таких известных случаях успешной микробиологической борьбы, как использование бактерий группы Bacillus popilliae против японского жука и вируса елового общественного пилильщика (Gilpinia (Diprion) hercyniae). Однако попытки микробиологической борьбы в основном еще не вышли из младенческого возраста и изучение было не настолько подробным, чтобы обнаружить устойчивость. Можно предположить лишь как возможность, что некоторые дикие популяции насекомых уже обладают какой-то степенью устойчивости к энзоотическим патогенам и что эта устойчивость может усилиться, если программа микробиологической борьбы увеличит давление отбора на хозяина. Многое будет зависеть от степени давления отбора, от масштаба мероприятий по борьбе и от того, будут ли они столь же интенсивными, как применение некоторых химикатов в наши дни. Более заметная устойчивость может развиться по отношению к экзотическому патогену, но такое предположение высказано в основном по аналогии с химикатами, хотя оно несколько подтверждается развитием устойчивости к единственному вирусу, широко применявшемуся в борьбе с млекопитающим — кроликом. Фактором, несвойственным химикатам, является способность по крайней мере некоторых патогенов изменяться и преодолевать устойчивость хозяев. Это может оказаться важным, особенно для стойких патогенов. Кроме того, путем генетических манипуляций с агентами микробиологической борьбы в лаборатории, любую естественную тенденцию преодолевать устойчивость образованием более эффективных штаммов, вероятно, можно дополнить и развить быстрее, чем это произошло бы в природе.
Имеющиеся факты показывают, что появление устойчивых насекомых менее вероятно при макробиологической борьбе, чем при микробиологической.
Может происходить также и снижение вирулентности биологических агентов. Для химикатов эквивалентного явления не имеется. Вместе с устойчивостью оно может привести после интродукции агента к равновесию и стабильности в популяциях, хотя уровни популяций, при которых достигается равновесие, должны будут изменяться и могут оказаться выше экономически допустимых.
Необходимость дальнейших исследований очевидна. На данном этапе, когда развитие устойчивости доказано в лаборатории, но без ответа на вопрос о том, будет ли устойчивость развиваться в ходе проведения программ биологической борьбы, больший упор должен быть сделан на полевые исследования, при которых образцы насекомых должны поступать в лабораторию для испытания на устойчивость путем точных биологических тестов. Эти биоиспытания должны быть достаточно подробными, чтобы выявить наклон пробит-линий, показывающий, подтверждают ли значения ФУ наличие истинной устойчивости на уровне ЛД99,9. В начале программы необходимы тесты для получения отправных данных для сравнения с будущими дикими поколениями агентов и вредителей. Многие микробиологические агенты могут быть сохранены с исходной вирулентностью рядом методов, например глубокого замораживания. Их следует хранить в качестве эталонов для сравнения с момента их первоначального обнаружения. Лабораторные линии насекомых, выведенные из диких популяций до начала исследований, труднее сохранять в неизменном состоянии в качестве эталонов, поскольку их устойчивость может изменяться при разведении как в отсутствие, так и в присутствии патогенов. Тем не менее контрольные линии насекомых будут чрезвычайно полезны. Программы микробиологической борьбы должны изучаться достаточно подробно, чтобы выявить любую возможную устойчивость, и, кроме того, нужно также использовать всякую возможность изучить изменения восприимчивости насекомых после естественного появления или интродукции патогена в новые районы. Например, вирус гранулеза Hyphantria сunеа появился в Европе в 1957 г. и снизил значение этого опасного вида до уровня второстепенного вредителя; за последнее время численность американской белой бабочки снова начала возрастать.