01.09.2017
31.08.2017
08.08.2017
14.07.2017
06.07.2017
19.06.2017
19.06.2017
19.06.2017
15.06.2017
12.06.2017
Однолетние культуры
 21.06.2014

Постоянства местообитаний, типичного для лесов, плодовых насаждений и многолетних культур, на посевах однолетних культур нет. Это минус при всех вариантах микробиологической борьбы, зависящих от постоянного наличия хозяев. Ниже будет показано, что, несмотря на частую смену растительного покрова, некоторые формы микробиологической борьбы осуществимы и на посевах однолетних культур и что постоянное наличие патогенов можно обеспечить иными путями.
К однолетним культурам относятся главным образом овощные, бахчевые, зерновые, хлопчатник и другие растения, урожай которых полностью удаляется с поля. Патогены, приставшие к растениям во время уборки, исчезают и не могут влиять на последующее поражение культур вредителями.
Севооборот является обычной практикой для многих культур и во многих, но не во всех областях. Он предупреждает истощение определенных питательных веществ почвы и непрерывное размножение вредителей, для которых благоприятно постоянное наличие повреждаемых растений-хозяев. Однако недавние экономические сдвиги в сельском хозяйстве способствуют тенденции к бессменному возделыванию (монокультуре) тех растений, которые обеспечивают оптимальный урожай и максимальную прибыль. Иногда эту тенденцию поддерживают даже в районах, где прежде севооборот считался совершенно обязательным и где ущерб, наносимый насекомыми и болезнями, возрастает при бессменной культуре по крайней мере в начале. Упрощение системы земледелия наряду с высоким доходом, по-видимому, с избытком компенсирует потери. Два следующих примера покажут, что микробиологическая борьба может использовать такие современные направления, поскольку она способствует (невольно, конечно) сосуществованию популяций хозяина и патогена.
В Европе сахарную свеклу часто повреждает жук свекловичная крошка, Atomaria linearis (Cryptophagidae). Там, где севооборот нарушали, естественная смертность жуков от грибной болезни (Cephalosporium) сильно возрастала и делала излишней дальнейшую борьбу, тогда как севооборот прерывал начинавшуюся эпизоотию. Аналогичное положение может возникнуть для личинок долгоносика Sitona lineata, питающихся на корнях гороха. Там, где допустимо повторное выращивание картофеля на том же поле, обработка личинок колорадского жука микробиологическим препаратом боверин, созданным на основе В. bassiana, снижала жизнеспособность популяции, а у 29% выживавших жуков была понижена плодовитость. Мертвые личинки и куколки увеличивают и сохраняют запас конидий в почве. Мюллер-Кёглер также приводит примеры, касающиеся действия грибов, например, на свекловичного долгоносика и майских жуков Melolontha sp. Ранее уже упоминалось о значении почвы как среды обитания патогенов и о замечательной устойчивости NPV в почве. Необходимо еще раз подчеркнуть важность необрабатываемых участков в качестве убежищ для биологически стойких патогенов. Все эти примеры показывают возможность сохранения части инфекционного потенциала даже против вредителей однолетних культур, пока эти культуры выращивают на том же поле.
Во многих других случаях типичная кратковременная 'борьба остается единственно возможной, поскольку растения-хозяева вместе со своими вредителями и патогенами удаляются с поля через относительно короткие интервалы и в почве остается слишком мало патогенов. Экономически допустимый предел ущерба для культур этого типа, например овощных, обычно довольно низок. В этих условиях микробиологической борьбы приходится конкурировать с применением инсектицидов, и она может удовлетворять фермеров, если будет отвечать хотя бы одному из двух условий: обеспечивать быструю гибель хозяина, или применяться при отсутствии других пригодных инсектицидов, не оставляющих токсических остатков, или таких, к которым еще не выработана устойчивость. Микробиологический метод получал полную поддержку везде, где оба эти условия выполнялись и патогены имелись в нужных количествах.
Недостаточная доступность патогенов ограничивала до сих пор широкомасштабное применение их на однолетних культурах только двумя видами В. thuringiensis и В. bassiana, причем второй использовался только в России. Признание В. thuringiensis в США расширилось после того, как были сняты все ограничения для его применения на следующих однолетних культурах: артишоки, фасоль, капуста брокколи, кормовая, кочанная и цветная, сельдерей, семена хлопчатника, салат-латук, пряные культуры, картофель, шпинат, сахарная кукуруза, томаты и кресс-салат. Поскольку пределы допустимых остатков инсектицидов, а также устойчивость насекомых меняется во времени и в разных географических районах, рекомендуемые дозы и круг хозяев, подлежащих обработке, непостоянен. Кроме того, доступность некоторых препаратов, например дустов, сильно влияет на их привлекательность для фермеров. Виды Pieris и капустная моль (Plutella maculipetinis) — типичные примеры весьма восприимчивых вредителей однолетних культур, на которых использование В. thuringiensis устраняет проблему токсических остатков и (или) устойчивости к инсектицидам.
Трудности возникают в тех случаях, когда два или больше видов вредителей, встречающихся одновременно на одном и том же растении, сильно отличаются по восприимчивости к патогену. Так, например, обстоит дело в США, когда вредят одновременно репная белянка (Pieris rapae) и металловидка (Trichoplusia ni), причем последний вид примерно в 8 раз менее восприимчив, чем первый. В Европе иногда возможно еще худшее положение, когда восприимчивому виду Р. brassicae часто сопутствует невосприимчивая совка Mamestra brassicae. В таких случаях требуется сочетание двух патогенов, в частности, там, где нежелательность токсических остатков или развития устойчивости не допускают примеси инсектицидов. Однако применение такой смеси инсектицидов с патогенами рекомендовалось в тех случаях, когда эффективность каждого из препаратов в отдельности была недостаточной, а их суммарное действие обеспечивало хорошие результаты. В настоящее время добавление даже небольших количеств ядохимикатов к микробиологическому препарату свело бы к нулю преимущество патогена, выражающееся в отсутствии химических остатков. Полезным способом сочетания является применение инсектицидов в ранний период развития культуры с заменой их перед уборкой микробиологическими препаратами, чтобы не было остатков ядохимикатов.
Другая трудность на посевах ценных однолетних культур — это относительно медленное действие многих патогенов. Хотя виды, наиболее восприимчивые к В. thuringiensis, очень быстро прекращают питание после заглатывания достаточного количества токсических кристаллов, трудно добиться сплошного покрытия жидкостью листьев с восковым налетом, и поэтому питание может продолжаться достаточно долго, чтобы причинить известный ущерб. В таких условиях особенно важно тщательное обследование посевов и заблаговременное применение хорошо составленного препарата патогена (иногда опыливание лучше опрыскивания) против личинок первых возрастов.
Несмотря на большое число сообщений об опытах с использованием В. thuringiensis, лишь в немногих описано его применение в широких масштабах на некоторых культурах. Неудачные опыты с использованием плохих препаратов, а иногда и скороспелые публикации могут вызывать у фермеров скептицизм, который затем трудно преодолеть. Как обычно, со временем создастся более уравновешенное отношение, и эффективные препараты найдут признание, особенно если трудности, связанные с ядохимикатами, сделают невозможным их применение. В США в настоящее время препараты В. thuringiensis широко применяются преимущественно в тех районах, где наиболее актуальна проблема токсических остатков на однолетних культурах, как, например, на овощных культурах в Калифорнии и Флориде и на табаке (главным образом против бражников из рода Manduca) в юго-восточных штатах.
Создание вирусных препаратов расширит круг вредителей, против которых можно будет применять микробиологические препараты. Ожидается, что промышленные препараты вируса NPV против Heliothis и Trichoplusia ni вскоре появятся в продаже в США после длительных и тщательных испытаний их эффективности и безвредности для людей. Это облегчит борьбу на тех культурах (овощные и табак), где совки встречаются вместе с другими видами бабочек, более восприимчивыми к В. thuringiensis. Важно провести последующие исследования на полях, где одна и та же культура (например, хлопчатник) выращивается в течение ряда лет и где можно ожидать какой-то передачи вирусных патогенов. Имеются сообщения из России о высокой смертности озимой совки Agrotis segetum даже во втором и третьем поколениях после применения GV на хлопчатнике. Методы использования грибов, особенно Beauveria bassiana, на однолетних культурах разрабатывались в основном в Европе, преимущественно в России. Экспериментальный препарат, изготовленный на основе В. bassiana, испытывался также в США. Его действие на молодых личинок колорадского жука было показано в ряде европейских стран. Неспецифичность гриба и трудность получения промышленных препаратов в большинстве других стран, видимо, ограничили его применение Советским Союзом, где его обычно сочетали с низкими дозами ДДТ. Его можно использовать и в других местах, если жук приобретает устойчивость к синтетическим инсектицидам. В опытах со стеблевым мотыльком О. nubitalis были использованы преимущества влажной микросреды в пазухах листьев кукурузы. Благоприятные условия увлажнения использовались также и в опытах по борьбе с клопом-вредной черепашкой в период ее зимовки в подстилке. Пока нет сообщений о крупномасштабном применении биопрепаратов против этих двух вредителей. Как уже указывалось, применение грибов требует особых условий среды, наиболее вероятных в почве или в благоприятных микрообитаниях.