07.11.2017
31.10.2017
21.10.2017
21.10.2017
21.10.2017
04.10.2017
04.10.2017
28.09.2017
01.09.2017
31.08.2017
Многолетние культуры
 21.06.2014

Другие многолетние культуры, помимо лесов и плодовых насаждений, обладают вместе с ними качеством, благоприятным для микробиологической борьбы, т. е. постоянством растительного покрова, позволяющим популяциям хозяина и патогена сохраняться при какой-то степени равновесия. Сенокосы и пастбища, газоны и посевы кормовых растений, например люцерны, будут рассмотрены в качестве примеров, другие, как, например, некоторые ягодные и тропические культуры, подобные сахарному тростнику, специально не рассматриваются. Экономический порог в большинстве случаев относительно высок и допускает некоторый ущерб от вредителей, прежде чем потребуется обязательное проведение борьбы. Это особенно относится к постоянным кормовым угодьям, не используемым постоянно для пастьбы скота, и к газонам. Степень ущерба, допустимая, например, на площадках для гольфа, определяется больше эстетическими соображениями, а не производственными интересами. Некоторые примеры микробиологической борьбы на многолетних культурах помогут уяснить проблемы.
Бактерий с большим успехом применяли против личинок японского жука. Об этом уже упоминалось в связи с влиянием погодных факторов pH почвы, внесения бактерий в почву и стойкости патогенов (В. popilliae и В. letitimorbus) на достигнутые результаты. Этот метод получил широкое признание как удовлетворительный, о чем говорят следующие цифры: с 1939 по 1953 г. в 14 восточных штатах США было использовано 110,7 т стандартизированного препарата спор. «Молочная болезнь» считается в настоящее время одним из потенциальных средств борьбы в районах, недавно заселенных вредителем. Запад Северной Америки сейчас, по-видимому, испытывает давление инвазии, а большие области Южной и Центральной Европы климатически вполне пригодны для японского жука, и им постоянно угрожает завоз вредителя самолетами. Поэтому дешевый способ массового производства бактерий вне организма хозяина был бы важным достижением. Операции по борьбе можно удешевить внесением порошковидного препарата спор вместе с удобрениями. Однако для области распространения болезни имеются температурные пределы. В маргинальных районах или там, где требуется быстрое подавление вредителя на ценных газонах, оправдывается дополнительное использование инсектицидов.
На сенокосах и пастбищах В. thuringiensis играет все большую роль в борьбе с гусеницами таких бабочек, как огневка Crambus bonifaiellus и медведица, Estigmene асrеа, в США и бабочка-толстоголовка (Thymelicus lineola) в Канаде. Он по-прежнему играет важную роль в борьбе с люцерновой желтушкой (Colias eurytheme) на люцерне. Здесь низкий допустимый уровень токсических остатков инсектицидов (которые концентрируются в продуктах животноводства), не распространяющийся на В. thuringiensis, открыл путь более широкому использованию этой бактерии. Хотя применение ее все еще обходится довольно дорого (при борьбе с Т. lineola 3,13—4,75 долл/га), преимущество препарата в том, что он всегда имеется в продаже и быстро действует. Фермеры научились расценивать быстрое прекращение питания вредителей как положительный признак, хотя гусеницы погибают обычно только через несколько дней. Как и в большинстве других случаев, стойкого действия препарата отмечено не было, может быть, потому, что гусеницы не приклеиваются к листьям.
В отношении стойкости действия вирусные препараты более удовлетворительны в борьбе с гусеницами люцерновой желтушки. Скашивание люцерны полосами, прием, разработанный в Калифорнии для интегрированного метода, также может продлить действие вируса после обработки. Прилипание гусениц, погибших от вируса, к растениям — это недостаток, который может оказаться серьезным при высокой численности вредителя, так как крупный рогатый скот, например, отказывается поедать люцерну, загрязненную большим числом мертвых гусениц. Можно, как предлагает Камерон, рекомендовать добиваться закрепления болезни, используя для этой цели вирус, и примириться с потерей одного укоса. Поскольку фермеры, выращивающие люцерну на западе США, широко приняли программу централизованной борьбы с вредителями, можно будет дальше разрабатывать способ совместного применения обоих патогенов исходя из фактического состояния популяции вредителя и применяя его -как часть интегрированного метода борьбы.
Применение риккетсий против личинок пластинчатоусых жуков пока ограниченно, поскольку они не совсем безопасны для теплокровных животных. Однако эксперты по микробиологической борьбе могли бы создать несколько очагов на многолетних культурах или в лесах для использования высокой биологической стойкости этих патогенов. Установлено, что майские жуки Melolontha spp., июньский хрущ Amphimallon solstitiale способны передавать Rickettsiella melolonthae. Распространению риккетсий, несомненно, способствует замечательная устойчивость этих патогенов в различных условиях. Присутствие болезни на уровне энзоотии может повысить общую смертность некоторых пластинчатоусых жуков при максимально допустимой степени их вредоносности (например, A. solstitiale, A. horticola или Maladera brunnеа), что позволит отказаться от других способов борьбы.
Грибы заслуживают упоминания, поскольку сообщалось, что агротехнические приемы усиливают их действие на таких многолетних культурах, как люцерна. Орошением можно повысить влажность воздуха и создать условия, требующиеся для споруляции, например у Entomophthoraceae даже на сухих участках. Ho даже в улучшенных условиях плотность популяций тлей, необходимая для возникновения эпизоотии, может иногда оказаться выше уровня, экономически допустимого для пораженной культуры. Тесная зависимость грибных эпизоотий от плотности популяции вредителя была доказана экспериментально. Сохранение злакового покрова для поддержания влажности почвы на уровне, обеспечивающем заражение грибами яиц кобылок в Сибири, — один из примеров использования агротехники для провокации эпизоотий. Имеются сообщения, что при недостатке гумуса сидерация и другие средства повышения содержания гумуса усиливают действие В. tenella и других грибов, поражающих личинок Melolontha.