01.09.2017
31.08.2017
08.08.2017
14.07.2017
06.07.2017
19.06.2017
19.06.2017
19.06.2017
15.06.2017
12.06.2017
Леса
 21.06.2014

Леса и полезащитные насаждения особенно подходят для микробиологической борьбы. Относительно невысокая стоимость культуры и малое ежегодное увеличение этой стоимости очень ограничивают затраты на борьбу. С другой стороны, экономический предел для большинства вредителей, оголяющих леса (пилильщиков и бабочек), выше, чем на какой-либо другой культуре. И, наконец, экологическое разнообразие леса и свобода от ежегодной вспашки благоприятствуют развитию стабилизирующих элементов. Поэтому здесь допустима относительно высокая численность популяций вредителей и желательно сравнительно долгосрочное подавление при нечастом применении агентов борьбы. Наконец, избирательность патогенов и их безвредность для позвоночных очень благоприятствуют их использованию. Во многих перенаселенных странах леса особенно ценятся как места отдыха и за их водоохранное значение. Поэтому следует избегать загрязнения их токсическими остатками, даже если это и не отражается непосредственно на продовольственных культурах. В будущем этот принцип получит более широкое признание, поскольку загрязнение среды уже сейчас является одной из самых актуальных экологических проблем. Поэтому способы избежать загрязнения будут рассматриваться, даже если это потребует затрат.
Данные о сравнительной стоимости кратковременной борьбы с вредителями леса с использованием химических инсектицидов или патогенов редко бывают доступны, поскольку эта стоимость зависит от хозяйственной ситуации. В борьбе с сибирским шелкопрядом D. sibiricus в России применение В. thuringiensis обходится, по-видимому, в 10 или в 4,5 раза дешевле, чем обработка ДДТ. Стоимость была вычислена для обработки большой площади так называемым эпизоотоло-гическим методом, который заключается в применении В. thuringiensis полосами с интервалами от 50 до 200 м. Эффективность этого метода не бесспорна, но сохранение и ограниченное распространение болезни из таких источников инфекции, как обвитые паутиной трупы насекомых, хорошо документировано. Это, по-видимому, один из немногих примеров, когда действие В. thuringiensis распространилось на второй год и на следующее поколение вредителя. Относительно низкая (по крайней мере в России) стоимость дендробациллина, одного из советских препаратов В. thuringiensis, также может зависеть от системы цен на культуры в ведении государства и от наличия дешевого сырья для массовой культуры бактерий. В ФРГ стоимость обработки (включая все расходы) с вертолета 160 га дубового леса против листовертки Т. viridana составила 67 марок ФРГ на 1 га при использовании ДДТ (1,2 кг — 40 л/га) и 117 марок ФРГ при использовании турицида — американского препарата В. thuringiensis (1 кг — 75 л/га). Стоимость последнего препарата еще выше стоимости ядохимикатов, но положение может измениться, когда удастся получать промышленные препараты из других стран. В некоторых европейских странах опыты такого рода финансируются для ознакомления лесоводов с препаратами, еще мало конкурентоспособными, но представляющими большую ценность, как совершенно безопасные.
Такой подход был важен в борьбе с Т. viridana в ФРГ, отразившей экономические соображения, типичные для единовременной микробиологической борьбы. Провести борьбу было необходимо потому, что широкая вспышка массового размножения вредителя угрожала качеству ценного дуба, идущего на изготовление фанеры: сильная дефолиация вызывала образование водяных побегов. Кроме того, под угрозой находился и ценный урожай желудей. Вследствие недостатка средств были обработаны только наиболее ценные древостой. Преимущество ДДТ заключалось в более полном уничтожении вредителей, что защищало обработанные более или менее изолированные участки и в следующем году. Преимущество В. thuringiensis заключалось в удовлетворительном подавлении вредителя (было спасено около 80% листьев и урожая желудей) и полной безвредности. Обработка (с вертолета) делянок, расположенных вблизи города, производилась В. thuringiensis, а остальных — ДДТ. Поскольку в этой части страны вспышки размножения листовертки обычно непродолжительны, достаточно было более кратковременного действия микробиологических препаратов.
Общий вывод, действенный по меньшей мере для Европы, сводится к тому, что преимущество на стороне микробиологической борьбы, даже кратковременной, в тех случаях, когда возникает угроза для высокоценных лесных культур (в ином случае никакие меры не оправданы), вспышка размножения вредителя длится не слишком долго, и особые обстоятельства усиливают необходимость охраны природы и здоровья населения.
Другие примеры кратковременной микробиологической борьбы в лесах связаны большей частью с В. thuringiensis. Недавно составлен обзор использования его в Западной Европе и в России с удовлетворительными практическими результатами в борьбе с Dendrolimus sibiricus, Tortrix viridana, Selenephera (Selenophora) lunigera, Thaumetopoea pityocampa и Т. wilkinsoni, Zeiraphera griseana, Lymantria dispar частично лишь с умеренной эффективностью Panolis flammea и Archips crataegana. В ориентировочном опыте против последнего вида применяли также аэрозоль, содержавший Pseudomonas chlororaphis, который после естественного расселения из небольшого очага на площадь 60 га вызвал в среднем 60—78%-ную смертность, но повторить этот результат во втором опыте не удалось. Естественного распространения В. thuringiensis практически наблюдать не удалось, за исключением ограниченного распространения с D. sibiricus. Восприимчивость к этому патогену весьма различна даже у близких видов, Choristoneura murinana восприимчива, но борьба с ней была неудовлетворительной вследствие трудности полного покрытия препаратом быстрорастущей хвои, частично защищенной паутиной, под которой питаются листовертки. В США хорошие результаты были достигнуты в борьбе с непарным шелкопрядом (L. dispar) в восточных штатах, но применять масляные или водные суспензии против пихтовой хвоевертки (Choristoneura fumiferana) оказалось так же трудно, как и против ее европейского родича.
Ряд примеров средне- и долгосрочной микробиологической борьбы во всех случаях с использованием вирусных болезней уже упоминался выше. Этот ряд примеров неполон, но показателен. Скорость действия зависит от дозы и от сроков обработки. Там, где допустимый уровень ущерба низок, как, например, в молодых посадках сосны, обработки яиц пилильщика (N. sertifer) до отрождения личинок вызывала гибель личинок 2-го возраста. В тех случаях, когда спешной обработки не требовалось и применяли относительно низкую дозу биопрепаратов, эпизоотия возникала через год-два после применения NPV против Malacosoma calif ornicum.
Большинство вирусных болезней уже встречалось в районе или даже в популяции, непосредственно подвергавшейся обработке. Биологическая стойкость вирусных инфекций в течение ряда лет представляет большое преимущество, особенно в лесах, где повторные обработки нецелесообразно проводить из-за их высокой стоимости. Хотя вирусные препараты для борьбы с лесными вредителями еще не поступили в широкую продажу, можно с уверенностью сказать, что их стоимость будет умеренной. Из вируса, извлеченного из 10—25 мертвых полновозрастных личинок, можно приготовить суспензию для обработки 1 га леса. Суперинфекция и обработка в самом начале периода нарастания численности популяции могут повысить эффективность и долгосрочность действия препарата. Самым выдающимся результатом было устойчивое подавление до субэкономических уровней популяции елового общественного пилильщика. Опасность случайного завоза новых вредителей — неизбежное следствие современных перевозок; задача состоит в том, чтобы иметь в распоряжении эффективных патогенов, пригодных для немедленной интродукции, как только появится новый вредитель. Такая опасность особенно велика для обширных молодых посадок интродуцированных лесных пород в Южной Америке или на Новой Зеландии. Одновозрастные и однородные по видовому составу леса часто более восприимчивы к вспышкам размножения вредителей, чем леса с большим разнообразием видов и возрастных классов. Любое разнообразие, которое допустимо при современной системе лесоводства, без ущерба для экономики создает лучшие возможности для возникновения естественных или искусственных эпизоотий в популяциях вредных насекомых. Эпизоотии могут развиваться даже и при допустимой плотности популяции вредителей, если, например, имеются дополнительные хозяева и переносчики патогенов и если вспышка размножения вредителя подавляется совместным действием ряда биотических факторов.