04.10.2017
04.10.2017
28.09.2017
01.09.2017
31.08.2017
08.08.2017
14.07.2017
06.07.2017
19.06.2017
19.06.2017
Температура при выращивании культур с применением микробиологической борьбы
 20.06.2014

Высокие температуры иногда повышают устойчивость насекомых-хозяев к вирусам. Эти температуры не выходят за пределы нормальных летних температур воздуха, т. е. 36°С — для Pieris rapae, зараженной гранулезом; 29,4°C — для Gilpinia(-Diprion) hercyniae, зараженного NPV; 39°С — для Trichoplusia ni и Heliothis zea, зараженных NPV; 35°С — для Colias eurytheme, зараженной CPV. Если вирус гранулеза Pieris brassicae экспонировать несколько дольше при более высокой температуре (например, 20 дней при 40°С), то инфекционность вируса резко снижается. Пребывание природных популяций в условиях экстремальной летней жары может привести к полной неудаче проводимой борьбы или к исчезновению латентных инфекций. Это обстоятельство необходимо иметь в виду, собираясь использовать вирусы в жарком климате. Дикасова, напротив, сообщала об исключительно удачном заражении вирусом гранулеза озимой совки Euxoa segetum на хлопчатнике при 45°С.
Температуры, инактивирующие патоген, обычно слишком высоки и в естественных условиях не встречаются. Для Bacillus thuringiensis, который вводится против Galleria mellonella в воск, идущий на основу вощины, в процессе перетопки опасны температуры около 60°С (в зависимости от длительности воздействия). За процессом размола при изготовлении бактериальных препаратов также необходимо тщательно следить и избегать вредного действия высоких температур.
В большинстве случаев температура действует на взаимосвязь хозяина с патогеном в целом. Температурные пределы, оптимальные для хозяина, благоприятны обычно и для болезни, не считая указанных выше условий стресса. Высокие температуры обычно ускоряют развитие болезни, и тогда насекомые погибают быстрее. Это имеет большое практическое значение, когда требуется быстрая защита культур. Поскольку заражение большинством патогенов (за исключением грибов) происходит перорально, это отчасти обусловлено усилением питания при высоких температурах. Взаимосвязь регулируемой температурой тройной системы растение—насекомое—патоген при проведении микробиологической борьбы изучалась, например в опыте с использованием В. thuringiensis против дубовой листовертки Т. viridana. Применение бактерий на дубах с только что появившимися мелкими листочками давало удовлетворительные результаты до тех пор, пока температура воздуха ежедневно в течение нескольких часов достигала 15°С. Если температура оставалась низкой (8—10°C), гусеницы переставали питаться. Ho, так как температурный порог растений ниже, листья продолжали расти, и количество осаждавшегося комплекса спора/кристалл на единицу листовой поверхности постепенно снижалось. Таким образом, снова проявилось старое правило, установленное в эпоху кишечных ядов и особенно справедливое в отношении быстро растущих листьев: применять агента борьбы в том случае, если можно надеяться, что в ближайшие дни после обработки температура, хотя бы в течение нескольких часов в сутки, будет выше порога активности хозяина. Повышенные дозы могут частично компенсировать депрессию от низкой температуры; так, например, в борьбе Hyponomeuta spp. при средней суточной температуре ниже 10°С концентрацию суспензии следует повышать с 0,2 до 0,5% или 1 %. В северных районах России, в окрестностях Ленинграда, рекомендуется, как правило, повышать дозу В. thuringiensis в 10 раз по сравнению с дозами этого патогена на юге.
То же можно сказать и относительно вирусов: вирус гранулеза листовертки Argyrotaenia velutinana сильнее действовал на юге США, чем на севере. В районах, где еловый общественный пилильщик Gilpinia (-Diprion) hercyniae развивался в трех поколениях в год, он погибал от вируса быстрее, чем там, где в год развивалось одно или два поколения. Таким образом, географические пределы использования некоторых патогенов, видимо, коррелируют с преобладающими температурными условиями. Поскольку это, очевидно, определяется термическим порогом активности хозяина, обнаружение штаммов патогена, более активных при низкой температуре, о чем сообщалось в отношении В. thuringiensis, вероятно, делу не поможет. Поскольку грибы-энтомофаги обычно заражают хозяина через покровы, температурные пределы массовой смертности от микозов обычно более низки, чем при других болезнях. Так как влажность имеет для грибов важнейшее значение, а разграничить воздействия, предрасполагающие хозяина к заболеванию и подавляющие активность гриба, трудно, четких результатов полевых опытов до сих пор нет.
Влияние температуры почвы на ряд патогенов, поражающих личинок майского жука (Melolontha melolontha), изучалось в лаборатории при 17, 20 и 25°С. Для возбудителей микоза (Beauveria tenella) и бактериоза (В. popilliae, штамм «Melolontha») оптимальной оказалась температура 20°С; для риккетсиоза (Rickettsiella melolonthae) — 17°С, нозематоза (Nosema melolonthae) — 20°С; возбудитель кокцидиоза Adelina melolonthae развивался тем лучше, чем выше была температура, а вирус, образующий веретеновидные включения (Vagoiavirus melolonthae), действовал независимо от температуры.
Роль температуры как «активатора» патогена была важна для грибов, а ее роль в ослаблении хозяина была одинаковой во всех опытах. Во Франции зараженность молочной болезнью, вызываемой В. popilliae, штамм «Melolontha», только личинок 3-го возраста в течение лета в год, следовавший за лётом майских жуков во Франции, и распространение риккетсиоза в холодных лесных почвах служат примерами таких эпизоотических явлений, которые объясняются результатами вышеописанных опытов, согласующихся также с результатами полевых опытов Феррона на том же хозяине с использованием В. tenella и американских опытов с японским жуком Popillia japonica. Пределы для развития и применения «молочных болезней» составляют 15—36°С. Успех «молочной болезни» в качестве фактора борьбы довольно сильно зависит от колебаний температуры почвы и еще сильнее от пороговых температур различных стадий насекомого. Температурный порог для окукливания только на 1°С ниже порога для развития болезни. Это значительно сужает зону, в которой может существовать хозяин и не может распространяться болезнь. Патоген наиболее эффективен там, где температура почвы держится некоторое время выше 21°С.