13.08.2018
03.08.2018
01.08.2018
25.07.2018
25.07.2018
20.07.2018
20.07.2018
17.07.2018
08.07.2018
22.06.2018
Перспективные вирусы микробиологической борьбы
 20.06.2014

Риверс, указывая на перспективность использования вирусных болезней насекомых против некоторых экономически опасных вредителей, подчеркнул дешевизну производства этих патогенов, их специфичность по отношению к определенным видам насекомых, распространение патогенов самими хозяевами и безвредность их для всех других жизненных форм. Однако Дженкинс в своей библиографии смог привести только пять работ о взаимосвязи членистоногих, важных для медицины, с вирусными тельцами неопределенной природы, отметив, что «это обстоятельство почти несомненно отражает отсутствие соответствующих исследований, а не самих патогенных вирусов».
Baгo предостерегал, что специфичность вирусов по отношению к насекомым, видимо, менее строгая, чем предполагалось до сих пор, поскольку удалось добиться заражения нескольких разных хозяев одним и тем же вирусом. Тем не менее он не считал это серьезным препятствием, подчеркивая необходимость убедиться в том, что намеченное членистоногое находится в центре спектра вирулентности патогена, выбранного для борьбы с ним. Baгo обратил внимание также на динамизм вирусов, как еще один важный фактор микробиологической борьбы, напомнив, что когда вид или популяция насекомых подвергается обработке несколькими вирусами, то один из них будет преобладать и вызовет самое сильное заражение.
В другом сообщении Baгo рассматривает будущие возможности применения вирусов против членистоногих — переносчиков болезней. Он подчеркивает, что медицинские энтомологи даже и не начинали исследования в этой области, хотя в прикладной энтомологии (по-видимому, в силу более широкого распространения этих патогенов среди вредных бабочек) вирусы уже применялись в широких масштабах с весьма обнадеживающими результатами против лесных вредителей во Франции, в Англии и Канаде.
Упомянув о том, что вирус комнатной мухи, вероятный вирус комаров-дергунов и полиэдры, обнаруженные в Culex tarsalis, изучаются в его лаборатории, Baгo подчеркнул, что основу микробиологической борьбы составляет изучение специализированных патогенов, в высокой степени инфекционных для намечаемых видов членистоногих. Он утверждал, что любая работа, имеющая практическое значение в этом направлении, должна ожидать обнаружения таких, пока неизвестных, вирусов в переносчиках болезней человека. Он напомнил также, что заражение происходит лишь после того, как насекомые заглатывают вирусный материал. Так, он указал на легкость применения вирусов против всех стадий развития комнатной мухи, но у видов, питающихся кровью (например, комаров), заражаются только некровососущие личинки. Следует, однако, добавить, что самцы или даже самки комаров, питающиеся на цветах, должны быть восприимчивы к поверхностной обработке соответствующими вирусами. Кроме того, первые результаты опытов по передаче радужного вируса комара Aedes taeniorhynchus (PBK), описанные в США Кларком и др., показали, что если здоровые личинки перед самым окукливанием заглатывают этого патогена из тел мертвых личинок, то из них развиваются больные комары, откладывающие зараженные яйца. У личинок, отродившихся из таких яиц, симптомы заболевания (желтая до желто-зеленой радужность, особенно сильно выраженная в грудном отделе) проявляются в начале 4-го возраста, и они погибают, не окуклившись. Надо также отметить, что в канадских исследованиях было доказано, что самок Aedes aegypti и Culex tarsalis привлекают личинки некоторых бабочек, жуков и перепончатокрылых, и они питаются ими. Это открывает возможность заражения взрослых комаров совершенно новым способом и, может быть, даже путем инокуляции позвоночных, включая и человека, патогенами насекомых.
За открытием PBK и еще одного радужного вируса в Aedes апnulipes вскоре последовали сообщения об обнаружении и исследованиях PBK как из A. taeniorhynchus, так и из других комаров. Следует, однако, отметить, что уже есть указания, что PBK вызывает заболевание только относительно небольшой части содержащих его личинок. Точно так же только у 53 (10,6%) из 500 здоровых личинок первого поколения, содержавшихся вместе с 10 трупами личинок, погибших от вируса, появились симптомы болезни. Тем не менее уже то, что нам известны вирусы, губительные для комаров, показывает, что интенсивные и достаточно широкие исследования позволят со временем обнаружить соответствующих патогенов, пригодных для практического использования против насекомых, вредящих здоровью людей.