07.11.2017
31.10.2017
21.10.2017
21.10.2017
21.10.2017
04.10.2017
04.10.2017
28.09.2017
01.09.2017
31.08.2017
Токсины с невыясненным составом
 20.06.2014

Дрезнер считал, что в прорастающих спорах Beauveria bassiana присутствует токсин, действующий на Musca domestica, Gastrophysa cyanea и Gnorimoschema operculella. Этот токсин казался стабильным и действовал как кишечный и как контактный яд. Однако Штейнхаус и Белл не смогли подтвердить эти результаты. Шерфенберг экстрагировал токсин, растворимый в ацетоне, из хрущей Melolontha sp., зараженных Beauveria bassiana. Его вводили перорально личинкам колорадского жука, погибавшим при типичных симптомах токсического действия. Уэст и Бриггс провели биоиспытание токсина, выработанного in vitro изолятами В. bassiana, инъецируя его гусеницам мельничной огневки. Они установили, что изоляты из зараженных насекомых-хозяев были лучшими продуцентами токсина, чем изоляты, повторно пересевавшиеся на питательные среды, и что титр токсина менялся по мере старения культуры. Робертс описал токсин, вырабатываемый М. anisopliae, который погруженные культуры гриба вырабатывали в значительно больших количествах, чем поверхностные культуры на средах, включавших соединения органического или неорганического азота. Инъекция фильтратов культуры гусеницам мельничной огневки вызывала паралич, сходный с параличом, поражающим зараженных гусениц. Применяя инъекцию, Йендол и др. установили, что фильтраты культур Entomophthora apiculata, высушенные сублимацией, токсичны для гусениц мельничной огневки и Musca autumnalis, в то время как такие же препараты E. virulenta были токсичны только для взрослых М. autumnalis; фильтраты вызывали почернение и через два дня — смерть. Берд и Уолтон описали действие микотоксина, выделенного из A. flavus var. columnaris на культуры комнатной мухи. В пораженных культурах личинки отрождались из яиц, но вскоре погибали. Такой же результат получали, если яйца помещали в среду для мух, на которой достаточно долго развивался этот гриб. В статье о клопе Oncopeltus fasciatus Берд утверждал, что токсический метаболит, действующий на этот вид, не может быть тем же, который токсичен для личинок мух, потому что среда, на которой выращивается гриб, влияет на конечные продукты метаболизма. Тем не менее он установил, что токсины, образовавшиеся в видоизмененной среде Динера, в семенах ваточника и в среде для мух (собачий корм с дрожжами), действовали одинаково, хотя по своим физическим свойствам ни один из них не походил на афлатоксины. В настоящее время ведется определение этих токсинов. Все эти результаты интересны, и некоторые могут служить исходной точкой для дальнейших исследований, в ходе которых может возникнуть ряд биохимических проблем.