14.07.2017
06.07.2017
19.06.2017
19.06.2017
19.06.2017
15.06.2017
12.06.2017
12.06.2017
16.05.2017
02.05.2017
Антибиотические вещества как лечебное средство в растениеводстве
 25.06.2014

Предположения о возможности использования антибиотических веществ в лечебных целях высказывались еще Пастером, Мечниковым и их современниками. Ученые пытались применять культуры бактерий вместе с продуктами их жизнедеятельности для лечения больных. Фелезейн описал случай излечения волчанки при введении в кожу больного рожистого стрептококка. Колли применял тот же микроб для лечения больного раком. Павловский вводил в тело животных культуру палочки пневмонии и этим предохранял их от заражения сибирской язвой. Буршар применял продукты обмена синегиойной палочки против того же заболевания. Манасеин и Полотебнев пользовались для лечения больных зеленой плесенью — грибом Penicillium. Многие другие специалисты пробовали применять культуры микробов в лечебных целях. В медицине даже возник специальный раздел бактериотерапии.
Все эти исследования не имели надлежащего успеха и признания и вскоре были оставлены. Только после того как удалось выделить и получить в химически очищенном виде действующие активные вещества — пенициллин, стрептомицин и другие препараты, антибиотические вещества, образуемые микробами-антагонистами, получили всеобщее признание.
В настоящее время многие антибиотические препараты — пенициллин, стрептомицин, ауреомицин, террамицин, субтилин и другие широко применяются в лечебной медицине и ветеринарии. Столь успешное применение этих препаратов в медицине, естественно, послужило толчком к работе по использованию антагонистов и продуктов их метаболизма против инфекций растений.
Ранее была показана оздоровительная роль микробов-антагонистов, подавление ими деятельности фитопатогенных организмов в почве и предохранение растений от грибных и бактериальных инфекций. Там было отмечено, что микробы-антагонисты устраняют фитопатогенные формы непосредственно в почве и этим самым защищают растения от заболевания.
Ho антибиотические вещества, получаемые из культур антагонистов, могут быть использованы для устранения фитопатогенных организмов не только в почве, но и внутри растения. Другими словами, эти вещества должны применяться, как лечебные препараты.
Какие же в этом случае должны быть предъявлены требования к антибиотикам?
Так же, как и при использовании для лечения животных и людей, антибиотики, применяемые в растениеводстве, должны: 1) быть активны против возбудителя заболевания растения и обладать способностью инактивировать токсины; 2) легко проникать в ткани растений; 3) не инактивироваться быстро; 4) оказывать антибактериальное действие внутри ткани растения; 5) быть безвредными для самого растения в дозах, токсичных для бактерий.
Кроме того, метод применения должен быть технически доступным, а все мероприятие экономически целесообразным.
Первое положение в принципе доказано экспериментально. Установлено, что фитопатогенные бактерии и грибы поддаются угнетающему действию антибиотиков.
Выше отмечалось, что для каждого фитопатогенного микроба можно подобрать соответствующие антагонисты и получить от них антибиотические вещества. Среди огромного разнообразия существующего в природе мира микроорганизмов всегда найдутся продуценты антибиотиков к бактериям, грибам, актиномицетам, вирусам и др.
Что касается другого положения — способности антибиотических веществ проникать в растения, то и этот вопрос решен в положительном смысле. В предыдущем разделе показано, что эти вещества хорошо проникают через корневую систему и поступают в надземные части. Антибиотики можно вводить и через надземные органы — стебли, листья и семена.
Возможность введения лекарственных веществ в растения через ствол показал Шевырев еще в 1903 г. Он вводил внутрь плодовых деревьев различные антисептики в целях уничтожения вредителей. Разработанная им методика в настоящее время применяется нередко для внекорневой подкормки растений. Суть этого метода состоит в следующем: в стволе дерева просверливается отверстие, в него вкладывается одним концом фитиль (из марли или ваты), второй конец которого погружается в бутыль с раствором антибиотика; через фитиль антибиотик поступает в ствол дерева и распределяется по всему растению.
У травянистых растений антибиотические вещества можно вводить через стебель путем простого смачивания или наложения на его поверхность пасты с препаратом. Мы пользовались первым способом. Смоченный комочек ваты или марли навертывали на стебель растения и сверху покрывали его провощеной бумагой, чтобы предохранить от быстрого высыхания.
Способ введения антибиотических веществ через ствол древесных растений был испытан нами на разных породах — плодовых и декоративных и в разных климатических условиях — в Крыму, на Кавказе и в Москве. Внутрь растений вводились разные антибиотики — пенициллин, стрептомицин, глобиспорин, ауреомицин, террамицин, гризин и другие химически очищенные препараты. В отдельных случаях мы вводили и нативные антибиотические вещества, в том виде, в каком они образуются в культуральной жидкости.
Опыты показали, что все эти антибиотики могут поступать в растения через ствол, но в разных количествах и с различной скоростью. Наиболее быстро проникает пенициллин. С ним чаще всего проводились основные опыты по всасываемости (табл. 126).

Антибиотические вещества как лечебное средство в растениеводстве

Как видно из таблицы, разные древесные породы всасывают пенициллин в разных количествах. Одни из них, как, например, вишня, черешня, яблоня, персик, абрикос, всасывают антибиотики в большом количестве, другие — клен, ясень, липа — всасывают его мало.
Распределение пенициллина внутри растения тоже различно. У одних растений (вишня, яблоня, персик и др.) он поступает быстро во все части, в ветки и листья всей кроны, у других (черемуха, чингил) медленно достигает только нижних веток и листьев и не доходит до верхней части кроны, а у третьих (клен, ясень, липа) он вовсе не обнаруживается в листьях.
Интенсивность всасывания и распределения антибиотических веществ в растении заметно меняется в зависимости от климатических условий — температуры, влажности воздуха и почвы и др. Чем ниже температура и чем выше влажность почвы и воздуха, тем всасывание антибиотиков протекает медленней. Например, в мае 1954 г. в Никитском саду, когда среднемесячная температура воздуха была 13,4°, температура почвы — 14,2°, а относительная влажность воздуха — 92%, персики и абрикосы поглощали за первые сутки по 45—50 мл раствора пенициллина, а за 5 суток — 100—110 мл. В августе при среднесуточной температуре воздуха — 24,3°, температуре почвы — 23° и относительной влажности воздуха 41% те же растения всосали за первые сутки 200—210 мл, а за 5 суток около 1 л раствора пенициллина (табл. 127). В мае пенициллина поглощено было в 3—5 раз меньше, чем в августе, хотя в весеннее время всасывающая деятельность растений вообще интенсивней.
Антибиотические вещества как лечебное средство в растениеводстве

Аналогичные данные были получены нами в опытах с березой (10-летнего возраста) в условиях московского климата. Одному и тому же растению вводился через штамб раствор глобиспорина (активность 5000 ед/мл) в засушливые и в дождливые дни. Было проведено два повторных опыта: первый опыт — в июне, второй — в августе. За 5 суток было поглощено антибиотика: в засушливые дни в июне — 1500 мл, в августе — 900 мл, в дождливые дни тех же месяцев поглощено, соответственно, 350 и 200 мл, т. е. в 4,5 раза меньше.
В опытах с лимонными деревьями в саду Института субтропических культур (Анасеули) в дождливый период в сентябре 1952 г. антибиотик гризин настолько слабо всасывался, что пришлось отложить работу до наступления более сухой погоды.
Скорость распространения антибиотиков внутри растения соответствует интенсивности его поглощения. Чем быстрее и чем больше поступает антибиотика, тем быстрее он обнаруживается в отдаленных частях растений. В опытах с растениями Никитского сада мы вводили раствор пенициллина в деревья и определяли скорость появления его в листьях. Каждый день после введения раствора с дерева бралось 20—30 листьев, которые анализировались отдельно на наличие в них антибиотика. В табл. 128 указывается процент листьев, в которых обнаружен антибиотик.
Антибиотические вещества как лечебное средство в растениеводстве

В августе при сухой теплой погоде антибиотик быстро распространяется по всему дереву. Он обнаруживался всюду уже через несколько часов после введения. В мае в Крыму стояла холодная дождливая погода. Поступление антибиотика и его распределение в тканях происходило очень слабо. Только через 2 суток после введения можно было обнаружить антибиотик в листьях растения, да и то не во всех.
Поступление указанных веществ в растения тесно связано с физиологическим состоянием последних. Чем интенсивней протекают жизненные процессы в растениях, чем энергичней они растут, тем быстрее всасываются антибиотики. Все внешние факторы, задерживающие рост растений, замедляют и поступление в корни антибиотиков. Выше отмечалось, что при пониженной температуре воздуха поступление активных веществ происходит значительно слабее, чем при более высокой температуре в летний период. Это же отмечается в работе Стокс. Она определяла скорость всасывания растениями гризеофульвина при разной температуре. При 25° вещество поступает в растение в 5 раз быстрее и в больших количествах, чем при 10°C. Ею же отмечается отрицательное влияние излишней влажности на всасывание антибиотика. При 56% относительной влажности концентрация его в тканях в 4 раза выше, чем при влажности 91 % и температуре 25°.
Антибиотические вещества, усвоенные через корневую систему, подаются через ксилему в надземные органы, в листья. Если же антибиотики вводить через листовую поверхность, то перемещение их происходит через флоэму, т. е. так, как это происходит с веществами, синтезированными внутри листа.
Антибиотические вещества, поступая в растения, проникают внутрь клеток и вызывают там определенное действие. Чтобы проследить проникновение этих веществ в клетки, мы пользовались антибиотиками, которые обладали собственным свечением в ультрафиолетовом свете. К таким антибиотикам относится мицетин и некоторые другие.
Пропуская раствор антибиотиков через ткани растения, мы затем производили микроскопические анализы микротомных срезов. Мицетин проникает сначала в плазму, окрашивает отдельные зернышки и палочковидные митохондрии, затем поступает в ядро, где и концентрируется в большем количестве, чем в плазме.
Некоторые из этих веществ в определенных концентрациях при поступлении внутрь клеток задерживают деление ядра.
Прамер проследил проникновение антибиотиков — пенициллина, стрептомицина и хлоромицетина в клетки водоросли Nitella clavata. Эти водоросли на некоторое время погружались в раствор антибиотика, затем тщательно отмывались водой, и клеточный сок их, выдавленный из отдельных клеток, собирался микропипеткой. В нем и определялся введенный в водоросль антибиотик.
Было установлено, что стрептомицин и хлоромицетин проникают через оболочку внутрь клеток водоросли и распространяются по всему протопласту, придавая последнему бактерицидные свойства.
Пенициллин, по данным автора, не обнаруживается внутри клеток. Он либо не проникает туда, либо проникает, но тут же инактивируется.
Нильсен установил, что антибиотики, образуемые планктоном в водоемах, подавляют фотосинтетическую деятельность водорослей из группы хлорелл.
Имеются высказывания относительно того, что при введении в штамб дерева различных веществ последние распределяются секторально, соответственно проводящей сосудистой системе.
Учитывая это, мы специально концентрировали внимание на распределении антибиотических веществ по периферии коры древесных пород. Вводимый антибиотик определялся в листьях и ветках, расположенных в разных частях кроны — по секторам и по ярусам — в нижнем, среднем и верхнем.
Многочисленные анализы совершенно определенно показывают, что пенициллин, стрептомицин, гризин и другие антибиотики распределяются более или менее равномерно по всей кроне растения. Мы не отмечали секторальности в распределении вводимых веществ ни у плодовых, ни у декоративных, ни у лесных деревьев.
Некоторые антибиотики проникают сверху вниз в корневую систему. По нашим наблюдениям, такими свойствами обладает гризин. При введении его в стебель или ствол лимона он обнаруживается через некоторое время в нижней части ствола и в корнях. Ткани содержали: в стволе, в месте введения — 120 ед/г, у корня — 60 ед/г, в корнях — 30—50 ед/г.
Метод введения антибиотиков через неповрежденный стебель при помощи ватных или марлевых повязок применялся нами преимущественно в опытах с травянистыми растениями и кустарниками; испытывался он также и на древесных породах. Молодые ветки садовых роз, яблонь и груш, стебли гороха и пшеницы обматывались ватой (или марлей), смоченной раствором пенициллина, стрептомицина, гризина или другого препарата, и затем спустя некоторое время производился анализ тканей растений. Как показали исследования, эти вещества проникали внутрь растений, но никогда не накапливались в больших концентрациях. В связи с этим данный метод едва ли практически будет пригоден для широкого применения. Ho он может быть полезен при местной терапии.
Введение антибиотиков через листовую поверхность проводилось в опытах с древесными и травянистыми растениями. Листочки растений либо опрыскивались из пульверизатора, либо смачивались при помощи ваты.
Опрыскивание кроны растений растворами антибиотиков при помощи пульверизатора производилось нами в опытах с плодовыми деревьями — персиками, абрикосами и яблонями и с травянистыми — горохом, кукурузой, пшеницей и др. Применялись препараты пенициллина, стрептомицина и гризина в разведении 1 : 1000—1 : 5000. Через некоторое время вводимые антибиотики определялись в тканях листьев, веток и стеблей. Перед анализом отрезанные листья и ветки тщательно промывались водой.
Анализы показали следующие количества антибиотиков (на 1 г ткани):
Антибиотические вещества как лечебное средство в растениеводстве

По мере удаления от места введения концентрация антибиотика в органах растений убывает.
При смачивании поверхности листьев раствором с помощью ватных комочков получаются еще более наглядные результаты. Через два-пять часов после наложения ватных тампонов с антибиотиком последний можно обнаружить в ткани листочка вдали от места применения, а также в черешках листочков и даже в ткани веток, несущих эти листочки.
Американские специалисты применяют антибиотики в виде порошка (дуста), распыляя его по кроне растений. Пылинки порошка, попадая на поверхность листьев, растворяются и проникают внутрь тканей.
Следует отметить, что во всех опытах с разными способами введения антибиотиков последние устремляются не только в верхние, но и в нижние части растения. При введении раствора пенициллина или гризина через штамб абрикосового дерева эти вещества обнаруживались как в ветках и листьях, так и в тканях корней. То же самое мы наблюдали и у гороха. Препарат пенициллина, введенный через поверхность стебля, был затем найден в вышележащих листьях в концентрации 5—10 ед/г и в корнях — в количестве 3—5 ед/г (табл. 129).
Антибиотические вещества как лечебное средство в растениеводстве

Митчел с сотрудниками вводили антибиотики путем накладывания ланолиновой пасты. Паста с антибиотиками намазывалась на поверхность стебля, а через некоторое время активное вещество определялось в тканях веток и листьев. Бриан, Райт и другие наблюдали поступление в растения антибиотика гризеофульвина. Лебен с сотрудниками вводили в растения геликсин и антимицин, а Эссейон — препарат трихотицин — антибиотик, полученный от гриба Tricholhecium.
Антибиотики можно применять для стерилизации инфицированных семян. Известно, что внутри семян растений часто содержатся фитопатогенные бактерии и грибы, которые являются источниками поражения растений. Чтобы освободиться от этих возбудителей, применяют различные химические вещества — антисептики. Однако антисептики, подавляя развитие микробов, губительно действуют и на ткани семян, снижая всхожесть последних.
Антибиотики в отличие от антисептиков действуют избирательно, подавляя жизнедеятельность микробов, не повреждая при этом зародышей семян. Стерилизующее действие антибиотиков было испытано нами на семенах хлопчатника. Достаточно погрузить семена в раствор антибиотика на четыре-восемь часов, чтобы микробы в тканях семян погибли.
Бланшар и Диллер обрабатывали семена бобовых антибиотиком ауреомицином, затем проращивали их и устанавливали поступление ауреомицина в проростки. Авторы отмечают большее скопление антибиотика в корнях, чем в надземных частях.
Эффективность антибиотиков зависит от их концентрации в тканях. Концентрация же зависит от свойств растений и особенности антибиотика, а также от внешних условий.
Установлено, что из более концентрированного раствора антибиотика большие его количества проникают в растения (табл. 130).
Антибиотические вещества как лечебное средство в растениеводстве

Очень большие концентрации антибиотиков (пенициллина — 5000 ед/мл, а гризина — 1000 ед/мл) оказывают токсическое действие на растения. Растения начинают увядать, гуттация прекращается. Более низкие концентрации безвредны, растения развиваются нормально.
Винтер и Виллеке показали, что в тканях салата пенициллин может накапливаться в количестве 500 ед/г, а стрептомицин — до 100 ед/г, не вызывая заметных патологических явлений. Когда концентрация пенициллина в тканях достигает 1000—2000 ед/г, наступает отравление растения.
Бриан и другие отмечают, что значительные концентрации антибиотика гризеофульвина в тканях овса и салата не вызывали отравления.
Если концентрации антибиотиков в субстрате очень малы, растения могут их накапливать в своих тканях. Например, пенициллин, содержащийся в среде в концентрации 50 ед/мл, накапливается в корнях пшеницы и кукурузы в количествах до 80 ед/г, а гризин при дозировке в среде 10 ед/мл концентрируется в корнях гороха до 20—50 ед/г и более.
Прамер испытывал различные антибиотики — стрептомицин, ауреомицин, хлоромицетин, террамицин, неомицин и др. По его наблюдениям, различные вещества проникают в растения и насыщают их ткани в различной степени. В опытах с проростками огурцов наибольшей проницаемостью обладал стрептомицин. При концентрации в растворе 500 цг/мл, количество его в тканях достигает 100—150 μг в 1 г через 18 час. после обработки. В ткани помидоров и бобов стрептомицин проникает слабее и в меньших количествах. Автор отмечает, что в листьях стрептомицин иногда обнаруживается в больших дозах, чем в стеблях и корнях.
Хлоромицетин проникает в проростки огурцов значительно слабее стрептомицина, достигая концентрации в 20—50 μг/г. Совсем не проникают в это растение ауреомицин, террамицин и неомицин.
Прамер, выявляя степень проникновения стрептомицина, хлоромицетина и пенициллина в клетки водоросли Nitella clavata, установил, что после 12 мин. пребывания водоросли в растворе стрептомицина, содержащем 8 μг/мл, в клеточном соке ее обнаружены такие же дозы антибиотика, какие были в растворе. После 18,5 часа пребывания в том же растворе концентрация стрептомицина в соке была в 7 раз выше, чем в окружающем растворе.
Хлоромицетин проникал в клетки водоросли очень слабо. Только через 24 часа он был обнаружен в соку. Пенициллин вовсе не был найден в клетках водоросли после 25 часов пребывания в растворе с концентрацией антибиотика 25 μг/мл. Автор полагает, что пенициллин проникает в клетки быстро, но тут же окисляется.
Концентрация антибиотиков в тканях растений зависит не только от количества поступающих веществ, но и от скорости исчезновения их или от длительности сохранения.
Как известно, в теле животных организмов антибиотики удерживаются очень недолго. Они выводятся из тела в первые же часы после поступления, что весьма усложняет работу с антибиотиками в больницах. Только при помощи специальных веществ-пролонгаторов удается задержать антибиотик в организме животных и человека.
У растений вводимые антибиотики сохраняются значительно дольше. Te же препараты — пенициллин, стрептомицин, глобиспорин, ауреомицин и другие удерживаются внутри растений в продолжение нескольких дней и даже недель. В тканях черешни, например, пенициллин сохраняется в течение четырех суток, а в тканях абрикосового дерева — 16—17 суток (табл. 131).
Антибиотические вещества как лечебное средство в растениеводстве

У травянистых растений антибиотики могут сохраняться не менее длительное время.
Антибиотик гризин (№ 15), введенный в ткани хлопчатника и гороха, сохраняется в них в течение 10—20 дней (табл. 132).
Антибиотические вещества как лечебное средство в растениеводстве

Аскарова и Мирзабекян находили антибиотические вещества внутри хлопчатника спустя 20 дней после введения.
Бриан и др. обнаруживали гризеофульвин в тканях салата и овса на протяжении трех-четырех недель.
Антибиотические вещества исчезают сначала из надземных частей растений, а затем из корневой системы.
Анализируя питательный раствор, в котором содержались растения, насыщенные антибиотиками, мы смогли установить, что эти вещества выделяются через корни наружу. Однако количество выделенных веществ оказывается значительно меньшим, чем то, которое было в растении. Если в тканях одного экземпляра гороха пенициллина было около 4000 ед,. то в раствор выделяется всего около 600 ед.
В опыте со стрептомицином отдельные растения гороха погружались на одни сутки в раствор с антибиотиком. Точно устанавливалось, сколько единиц антибиотика поглотилось из раствора. Затем растение вынималось из этого раствора. Корни обмывались водой и погружались в питательный раствор Гельригеля без антибиотика. Через определенные промежутки времени определялось количество антибиотика в растворе и одновременно в тканях растения. Результаты приведены в табл. 133.
Антибиотические вещества как лечебное средство в растениеводстве

В этих опытах одно растение гороха поглотило 1800 единиц, через 10 дней в тканях его обнаружено всего 105 единиц, а через 15 дней совсем ничего не оказалось. В раствор за это время было выделено корнями только 350 единиц. Следовательно, недостающие 1 357 ед. антибиотика, мы полагаем, были ассимилированы тканями как источники питания и подверглись тем или другим биохимическим превращениям.
Сопоставляя степень поглощения антибиотика с характером его распределения по растению и затем с длительностью сохранения его в тканях, можно заключить, что между этими явлениями существует прямая связь. Антибиотик тем быстрее обнаруживается в листьях и верхних ветках и тем длительней в них сохраняется, чем больше его поглощено.
Однако это не всегда бывает так. Нередко при интенсивном поглощении антибиотика он не обнаруживается в тканях или обнаруживается в несоответственно малых количествах. Например, клен и черемуха в одних и тех же условиях поглощают равные количества пенициллина, но у черемухи он проникает вверх и достигает листьев, тогда как у клена он не обнаруживается ни в листьях, ни в ветвях. У абрикоса, персика, черешни, яблони пенициллин обнаруживается в листьях при введении 350—500 тыс. единиц на дерево, тогда как у клена, ясеня, липы, акации он не выявляется при введении в более значительных дозах.
В ствол березы (10-летней) и ивы (7-летнего возраста) мы вводили глобиспорин и пенициллин в количестве 7—15 млн. единиц на дерево из расчета 300—600 единиц на 1 г древесной массы. Через 36 часов в листьях ивы обнаруживались пенициллин и глобиспорин. Причем первого оказывалось в 1,5—2 раза больше, чем второго (табл. 134). У березы мы не обнаружили антибиотика ни в листьях, ни в ветвях. Только в древесине ствола на расстоянии не более 10—30 см вверх и вниз от места введения они были обнаружены в виде следов.
Антибиотические вещества как лечебное средство в растениеводстве

Отсутствие антибиотиков в листьях и ветвях березы, клена, липы и других растений может быть объяснено либо инактивацией их, либо адсорбцией близлежащими к месту введения тканями, а в некоторых случаях и слабым всасыванием раствора. Последнее объяснение в опытах с березой отпадает. Как видно из таблицы, береза поглотила большее количество раствора пенициллина и глобиспорина, чем ива, и тем не менее антибиотики ни в листьях, ни в ветвях ее не обнаруживались.
Изучение причин этого явления показало, что древесина ствола и ветвей, а равно и листовая масса березы обладают ясно выраженной инактивирующей и поглотительной способностью в отношении испытанных антибиотиков. Специально разработанными методами нами было установлено, что один грамм древесины ствола березы поглощает пенициллина 18 000 единиц и полностью инактивирует более 6000 ед.; глобиспорина поглощает 6000 единиц, инактивирует более 3000 ед. Измельченная масса зеленых листьев поглощает пенициллина 10 000, инактивирует 8000 ед.; глобиспорина поглощает 6000, инактивирует 5000 ед. Иными словами, древесина и особенно листовая масса указанных растений инактивируют почти полностью адсорбированные антибиотики — пенициллин и глобиспорин. Чтобы выявить антибиотики в указанных тканях, необходима более высокая концентрация их (более 6000 ед. глобиспорина и более 8000 ед. пенициллина на 1 г).
Растительная ткань инактивирует, по-видимому, все другие антибиотики, поступающие тем или иным путем. Мы испытывали стрептомицин, пенициллин, ауреомицин, затем некоторые нативные препараты, актиномицетного происхождения на разных растительных тканях — яблонь, лимонов, персиков, вишен и др. Во всех случаях отмечается различная степень инактивации. Так, ткани сеянцев лимонного дерева (3—5-летние) инактивировали ауреомицин в пределах 50—100 ед/г. Листовая ткань сильнее инактивировала, чем ткань ствола. Ткани яблонь и особенно декоративных древесных пород инактивировали ауреомицин в количествах 200— 500 ед/г.
Инактивация нативного антибиотика № 399 (от штамма 399) в наших опытах была следующей:
Антибиотические вещества как лечебное средство в растениеводстве

Антибиотические вещества можно вводить внутрь растения через надземные части не только в виде химически очищенных препаратов, но и в нативном состоянии, в виде культуральной жидкости, разведенной водой до определенной концентрации. Нативные антибиотики мы вводили через штамб и через листовую поверхность древесных и травянистых растений. Пропитывались нативными веществами также и семена растений — пшеницы, клевера, гороха и др.
Антибиотические вещества, введенные в виде культуральной жидкости, распределяются таким же способом, как и химически чистые препараты, но с меньшей скоростью.
Если обработанные антибиотиками семена растений тут же проращивать, то эти вещества можно обнаружить в проростках. Такое перемещение антибиотических веществ из семян в проростки мы наблюдали у хлопчатника, гороха и пшеницы. Специальные анализы показали, что антибиотики пропитывают нацело как семядоли у бобовых, так и эндосперм у злаков. Такое пропитывание запасов питательных веществ антибиотиками — пенициллином, стрептомицином, гризином и некоторыми другими — не отражается отрицательно на проростках. Последние развиваются нормально и используют запасы в эндосперме или в семядолях так же, как и контрольные проростки, если только антибиотик не ядовит.
Антибиотики, введенные в растения, оказывают антимикробное действие. Если искусственно заразить растение фитопатогенной формой бактерий или грибов и начать применять соответствующий антибиотик, то заболевание не проявится или проявится слабее, чем в контроле. Мы вводили внутрь растений многие непатогенные бактерии — Bact. coli, Bact. prodigiosum, Bact. album, Ps. fluorescens, Ps. sp., Rhizobium trifolii и др. Все они значительно быстрее погибали в тканях растений, которым вводились антибиотические вещества. Например, клубеньковые бактерии клевера, Bact. coli, Bact. prodigiosum, введенные в стебель гороха или фасоли, погибают там через 20—30 часов и позже, а у обработанных стрептомицином экземпляров они не обнаруживались уже через 2—6 часов. Фитопатогенный гриб Fusarium sp., нанесенный на проростки сеянцев сосны, хорошо развивался на них, проникал внутрь и вызывал их гибель через несколько дней. У экземпляров, обработанных соответствующим антибиотиком (№ 121), указанный гриб не развивался, растения росли нормально. Имеется много других наблюдений, показывающих антимикробное действие антибиотиков внутри тканей растений.
Применяемые антибиотические вещества не должны быть ядовитыми для растений. Известно, что среди антибиотиков имеются различные по своему действию препараты. Одни, весьма токсичные, вызывают отравление либо отдельных тканей, либо всего растения. К таким антибиотикам относятся: грамицидин, мицетин, клавацин, катенулин, магнамицин и др. Клавацин — антибиотик, полученный от гриба — Asp. clavatus, подавляет рост корней злаков в разведении 1 : 1 000 000. Другие антибиотики — пенициллин, стрептомицин, гризин, террамицин и др.— практически можно считать неядовитыми. Они могут накапливаться в тканях в больших количествах, не вызывая повреждений их, а в определенных дозах даже стимулируют рост растений. Шеффер и Клоке вводили в почву антибиотики и выращивали в ней растения. Только очень большие дозы их вызывали подавление роста ячменя или ржи.
В практике лечения нет надобности вводить слишком большие количества антибиотиков. Антимикробные дозы антибиотиков этой группы значительно ниже тех, которые вызывают отравление растений. Например, пенициллин подавляет рост бактерий внутри тканей пшеницы в концентрации 3—10 ед/г, а переносимая доза его свыше 1000 ед/г. Стрептомицин и глобиспорин подавляют бактерий внутри растений дозами 5—10 ед/г, переносимая же доза свыше 500 ед/г и т. д.
Имеется много антибиотиков, которые занимают среднее положение по своей токсичности. Такие антибиотики тоже могут с успехом применяться в лечебной практике. К ним относится гризеофульвин. Его лечебная доза составляет 5—10 цг/г. Доза в 20 μг/г токсична для пшеницы, вызывает ожог и набухание корней.
Следует отметить еще одну сторону действия антибиотиков и других метаболитов — способность их инактивировать токсины, образуемые грибами и бактериями. Инактивация токсических веществ продуктами микробного метаболизма была отмечена нами ранее. Было показано, что отравляющее действие грамицидина можно устранить путем нейтрализации его продуктами метаболизма бактерий и актиномицетов. Метаболиты культур некоторых бактерий и актиномицетов инактивировали токсины, образуемые спороносными бактериями Вас. subtilis и Вас. mesentericus.
Известно, что при многих инфекциях (если не при всех) растения страдают от отравления токсинами, которые образуются микробами, развивающимися в пораженных тканях.
Следовательно, путем подбора соответствующих микробов можно обезвредить эти токсины и предохранить растения от отравления. Семена клевера, пропитанные бактериальным токсином, в наших опытах не прорастали или прорастали в малом проценте; проростки их отставали в росте и вскоре погибали. Когда отравленные семена тут же обрабатывались антитоксином, процент всхожести их заметно повышался, а рост таких проростков лишь немногим уступал росту контрольных (рис. 97). Токсин, смешанный с антитоксином в определенной пропорции, вообще не оказывал токсического действия.
Антибиотические вещества как лечебное средство в растениеводстве

Инактивирующее действие некоторых актиномицетов мы наблюдали в опытах с токсинами, образуемыми грибом Botrytis cinerea. Этот гриб обильно развивается на листьях некоторых растений — березы, дуба и других, смоченных сахаристыми выделениями тлей. Образуемые грибом токсические вещества повреждают ткань листьев березы. Токсины от данного гриба были получены нами в культуре на питательной среде с падевым медом. Нанесение его на поверхность листа березы вызывает ожог и некроз ткани с последующим пожелтением, высыханием и отмиранием всего листа.
К токсину был подобран антитоксин, образуемый одним актиномицетом, антагонистом к Botrytis cinerea. Прибавление к токсину некоторого количества антитоксина нейтрализует его, полученная смесь становится нетоксичной для березы. Этот антитоксин оказывает благоприятное действие и в том случае, когда уже появляются первые признаки отравления от токсина. Процесс увядания и образования некротических пятен прекращается, листья оправляются от повреждений и продолжают развиваться нормально.
Антитоксическое действие актиномицетов, вернее продуктов их жизнедеятельности, мы наблюдали в опытах с токсинами, образуемыми грибами Fusarium vasinfectum, Fusarium sp., Trichothecium и др.
Фитопатогенный гриб — Deuterophoma tracheiphila вызывает у цитрусовых растений отравление продуктами метаболизма. Против этого гриба был найден антагонист среди актиномицетов (A. griseus), который продуцирует антитоксические вещества и подавляет рост гриба. Полученное от данного актиномицета антибиотическое вещество гризин оказывало угнетающее действие и на возбудителя заболевания цитрусовых.
Надо полагать, что можно подобрать антитоксин к любому токсину микробного происхождения.
Среди микробов имеется много видов, образующих сильнейшие яды не только для растений, но и для животного организма и человека (ботулин, столбнячный токсин и др.). Эти токсины в природных условиях инактивируются другими микробами, продуцирующими антитоксины. Заманчива идея использовать эти антитоксины при пищевых и других токсикозах человека и животных.
Как видно из изложенного, антибиотические вещества удовлетворяют всем требованиям, которые предъявляются к лечебным препаратам в растениеводстве.
Возможность применения антибиотиков в лечебных целях была доказана и непосредственными опытами — лабораторными и полевыми.
Первые опыты в этом направлении были проведены с нативными антибиотическими веществами, полученными от бактерий и актиномицетов. Более основательные и систематические исследования проводились с химически очищенными препаратами. Антибиотики применялись в борьбе с инфекциями древесных и травянистых растений. Мирзабекян применила специально подобранный антибиотик гризин при лечении абрикосовых и персиковых деревьев, страдавших «бактериальным увяданием». Болезнь эта вызывается бактерией — Bact. armeniaca. Проявляется она внешне в увядании и засыхании сначала кроны, затем всего дерева.
Вначале опыты проводились на молодых одно-двухлетних дичках абрикосов и персиков. Они искусственно заражались культурой Bact. аrmеniaca, а спустя несколько дней подвергались лечению антибиотиком.
Водный раствор препарата вводился через листовую поверхность путем смачивания ее. Во всех случаях, где зараженные растения обрабатывались антибиотиком тут же после инокуляции, болезнь не проявлялась. В случаях, когда лечение начиналось позже, когда уже были явные признаки заболевания — увядание листьев, болезненный процесс приостанавливался, листья и ветки оправлялись и все растение продолжало нормально развиваться.
Все 100% растений, которые не подвергались лечению, заболевали и погибали (рис. 98).
Антибиотические вещества как лечебное средство в растениеводстве

Опыты на плодоносящих 15—20-летних растениях проводились на опытном плодовом участке Академии наук Армении и в одном из плодоводческих хозяйств Армении.
Антибиотик гризин вводился в штамб, а также им опрыскивалась крона. Процесс засыхания после введения препарата приостанавливался. Листья и ветки оправлялись и продолжали расти нормально (рис. 99). Эффект был и в тех случаях, когда поражение было очень сильное, с отмиранием ветвей. Антибиотик приостанавливал дальнейшее распространение болезни, на живых частях появлялись новые побеги.
Антибиотические вещества как лечебное средство в растениеводстве

Положительные результаты были получены при применении антибиотических веществ в борьбе с «мальсекко» цитрусовых растений в условиях лабораторного опыта. Заболевание под названием «мальсекко» вызывается грибом Deuterophoma tracheiphila.
Искусственно зараженные грибом молодые деревца лимонов легко подвергались заболеванию мальсекко. В борьбе с этим заболеванием были подобраны антибиотические вещества, которые затем испытывались на опытных экземплярах растений. Растворы антибиотиков вводились через ствол и через листовую поверхность.
Из испытанных препаратов положительное лечебное действие оказал гризин. Растения быстро оправлялись или вовсе не заболевали, тогда как контрольные, не подвергавшиеся лечению экземпляры погибали.
Мирзабекян пропитывала раствором антибиотика черенки лимонов, как окулировочный материал, в целях их стерилизации. Специалистами было установлено, что инфекция вносится с прививочным материалом. В лабораторном опыте была показана полная возможность практического использования антибиотиков в окулировке растений. Черенки, обработанные стрептомицином или гризином, были стерильны.
Из травянистых растений наиболее широко и подробно антибиотики испытывались на культуре хлопчатника, поражаемого гоммозом. Эта болезнь, как известно, широко распространена и наносит большой урон сельскому хозяйству. Вызывается она неспороносной бактерией Ps. malvacearum, которая распространяется и передается через семена. Последние часто содержат эти бактерии внутри, что значительно усложняет борьбу с инфекцией.
Аскарова предварительно подобрала несколько антибиотиков, подавляющих Ps. malvacearum, и установила, что некоторые из них (№ 73/20, 160, 114 и другие) свободно проникают внутрь семян хлопчатника и поражают находящихся там бактерий, вызывающих гоммоз. Эти вещества пропитывают ткани всего семени и зародыша, не повреждая их. Всхожесть таких семян не снижается, а в некоторых случаях (от препаратов № 160, 265) даже повышается. Сначала опыты были проведены в вегетационных сосудах, а затем на опытных делянках и на производственных полях. В опытах применялись только нативные антибиотики, в виде культуральной жидкости. Активность этой жидкости выражалась 1000—2000 ед/мл.
Результаты были положительные. Обработанные антибиотиками семена прорастали лучше, ростки их были выше и здоровее. Больных растений в ранней стадии роста и в конце вегетации было меньше, чем в контроле (табл. 135).
Антибиотические вещества как лечебное средство в растениеводстве

В опытах отмечалось более раннее прорастание семян, обработанных антибиотиками, что заметно отразилось и на дальнейшем развитии хлопчатника (бутонизации, цветении, раскрытии коробочек); длительность вегетации растений сокращалась на 8—10 дней.
Аналогичные результаты были получены в опытах, проводившихся в производственных условиях. Предпосевная обработка семян антибиотиками № 105 и 114 понизила заболевание хлопчатника гоммозом в 5—6 раз и соответственно этому был получен более высокий урожай хлопка. Например, в колхозе «Кзыл-Аргин» (Ташкентская обл.) в контроле поражение хлопчатника гоммозом достигало 25%, а на обработанных полях процент поражения снижался до 5,3. Хлопчатник в контроле давал урожай хлопка-сырца 24 ц/га, а в опыте — 30,6 ц/га.
Такие же опыты были проведены в Армении Мирзабекян. Она применила для обработки семян антибиотик гризин № 15 в виде слабо очищенного сырца. Заболевание хлопчатника гоммозом уменьшалось на 67—84%.
Интересны опыты Аскаровой по борьбе с вторичной инфекцией гоммоза хлопчатника. В практике хлопководства нередко отмечается массовое вторичное заражение данной культуры гоммозом во время вегетации. Зачастую этому способствует выпадение дождей. В условиях полевого опыта и на колхозных полях применение антибиотических веществ при этой вторичной инфекции тоже дает положительный результат.
Бельтюкова обеззараживала перед посевом семена растений антибиотиком-микроцидом. Пораженность растений болезнетворными бактериями заметно понижалась после этой обработки.
Кусты садовой розы, пораженные мучнистой росой, обрабатывались нами специально подобранным антибиотиком актиномицетного происхождения. После троекратного промывания листьев раствором нативного антибиотика признаки мучнистой росы начинали исчезать, и через некоторое время листья приобретали нормальный или почти нормальный вид (рис. 100).
Антибиотические вещества как лечебное средство в растениеводстве

Положительный эффект действия антибиотиков наблюдался во всех случаях, когда лечение начиналось на ранних стадиях поражения.
У сильно пораженных кустов лечение давало частичный эффект: налет мучнистой росы исчезал, но листья приобретали буровато-зеленый или красновато-зеленый цвет, который либо исчезал впоследствии, либо, что наблюдалось чаще, оставался до конца вегетации.
Положительные результаты от антибиотиков получали — Проценко в цветоводстве, Гуринович в овощеводстве, Африкан и др. в опытах с полевыми и овощными культурами.
В последние годы зарубежные ученые широко испытывают антибиотики в борьбе с заболеваниями растений в условиях производства, в садах, огородах и на полях. Для этой цели фирмы выпускают специальные препараты антибиотиков — агримицин 100, агристреп, фитомицин, акко-стрептомицин и др. Они представляют собой слабоочищенный стрептомицин в смеси с террамицином или другим каким-либо антибиотиком. Агримицин содержит 15% сульфат-стрептомицина и 1,5% окситетрациклина (террамицина) в порошковидном наполнителе. Агристреп подобен агримицину, отличаясь от него только большим содержанием коммерческого стрептомицина (37%). Фитомицин — жидкий препарат, содержит 20% стрептомицина, наиболее стабилен при хранении. Аккострептомицин содержит 45% стрептомицина, тоже достаточно стабилен, сохраняется в течение 2 лет. Широко применяется в растениеводстве антибиотик актидион.
Лечение фруктовых деревьев. Наиболее успешные результаты от применения антибиотиков были получены в садоводстве при лечении фруктовых и ореховых деревьев, пораженных бактериями. Гудман в Миссури, Юнг и Винтер в штате Огайо, Хаюбергер и Поулос в Делаваре, Арк и Данеган в Калифорнии, Кинхольц в Ореоне, Клейтон в Северной Каролине, Кирби в Пенсильвании, Миллс в Нью-Йорке получили хорошие результаты при опрыскивании и опылении антибиотиками пораженных бактериями растений. Всюду, где производилось такое лечение, удалось снизить или вовсе приостановить заболевание яблонь и груш. По данным Гудмана, Данегана, Арка и других, трех-четырехкратное опрыскивание раствором агримицина в концентрации 30—100 μг/мл полностью устраняет инфекцию у древесных пород. Арк производил опыление порошковидным неочищенным стрептомицином и раствором очищенного препарата. Более действенным при лечении яблонь и груш, пораженных Bact. amylovorum, и грецкого ореха, пораженного Bact. juglandis, оказался очищенный препарат. При лечении ореховых деревьев применялось двукратное опрыскивание раствором сульфат-стрептомицина в концентрации 10цг/мл. Дай Д. и Дай М. успешно лечили сеянцы грушевых деревьев, пораженных Bact. juglandis раствором сульфат-стрептомицина и дигидрострептомицина в концентрации 100 μг/мл.
Хорошие результаты получаются при лечении актидионом косточковых деревьев (вишни и др.), пораженных Bact. syringae. Достаточно однодвухкратного опрыскивания раствором этого антибиотика в дозе 1—2 μг/мл, чтобы приостановить заболевание. Характерное образование пятен на листьях при этом заболевании прекращается, а имеющиеся пятна исчезают. В настоящее время актидион применяется до образования плодов и после того, как вишни уже сорваны, хотя исследования показывают, что данный антибиотик не вызывает отравления плодов и может применяться в период плодоношения.
В Германии Клинковский и Келлер в борьбе с мучнистой росой фруктовых деревьев применяли нативные антибиотики (фильтраты культуральной жидкости), полученные от специально подобранных актиномицетов. Препараты наносились на стволы пораженных яблонь «Белый налив». Опыты, проведенные в садах в широком масштабе, дали положительный результат.
Лечение бобовых растений. Митчел с сотрудниками испытывал антибиотики — стрептомицин, террамицин, неомицин, ауреомицин, патулин, субтилин и другие (всего 12 препаратов) при лечении бобовых растений, искусственно зараженных бактериями. Он вводил эти вещества в растения при помощи пасты, смазывая их стебли. В условиях лабораторного эксперимента фасоль и соя полностью предохранялись от поражения бактериальным вилтом при лечении стрептомицином и дигидрострептомицином. В контроле все растения погибали.
После удачных опытов Митчеля с сотрудниками были начаты широкие полевые испытания антибиотиков на бобовых растениях. На опытных полях в Белтваилле и Мэрилэнде применяли стрептомицин в борьбе с грибным поражением чилийской фасоли, вызываемым Phytophthora phaseoli. При опрыскивании раствором антибиотика в концентрации 100 μг/мл заболевание значительно снижалось или устранялось вовсе. Применение неочищенного стрептомицина в дозировке 50 μг/мл давало лучшие результаты, чем использование химически чистого препарата в более высоких концентрациях. Предполагается, что в неочищенном препарате стрептомицина содержится еще какое-то вещество с антигрибными свойствами.
В борьбе с мильдью фасоли применялся агримицин в концентрации 25 μг/мл в смеси с медными препаратами той же концентрации. Действие этого препарата было более эффективно, чем действие отдельно агримицина или медного препарата.
На семенах гороха, пораженного Ascochyta pisi и Mycosphaerella pinodes, Деккер проверял действие культуральной жидкости актиномицета-антагониста — A. rimosus. Антибиотическое вещество проникало внутрь семян и уничтожало возбудителя. Такие семена нормально прорастали и давали здоровые ростки, тогда как в контроле наблюдалось массовое поражение.
Клинковский, Келлер и Шредтер обрабатывали семена бобов нативными антибиотиками, образуемыми Peniсillium сhrysogenum и A. griseus, для предохранения ростков от поражения бактериями — Ps. phaseolicola. Семена пропитывались, антибиотическими веществами и освобождались от инфекции.
Лечение овощных культур. Бриан с сотрудниками лечил зараженный салат и помидоры гризеофульвином. Этот антибиотик обладает резко выраженными фунгицидными свойствами, угнетает многие виды грибов, в том числе и фитопатогенные. На бактерии он не действует. Опрыскивание раствором антибиотика салата, зараженного грибом Botrytis cinerea, дает вполне удовлетворительные результаты.
Такие же результаты отмечаются и в опытах с помидорами, пораженными грибом Alternaria solani. Гризеофульвин либо вносился в субстрат под корневую систему, либо его раствором опрыскивались листья. В контрольных сосудах заболевало 100% растений, тогда как при лечении болезнь вовсе не проявлялась или поражался небольшой процент растений.
В одном из опытов подсчитывалось число пятен, возникших вследствие поражения листьев помидоров. В тех случаях, когда гризеофульвин вводился в дозе 10—20 μг/мл на 1 г субстрата, пятен на листьях не оказывалось или они были единичными; у растений, не обрабатывавшихся антибиотиком, число пятен достигало 1250 и более на одном экземпляре.
Антибиотик тиолютин (полученный от A. albus) применен Гопалькришман и Джамп в борьбе с фузариозным увяданием помидоров (возбудитель — Fusarium oxysporium lycopersici). Авторы обрабатывали рассаду помидоров, погружая их корни в раствор антибиотика перед посадкой в грунт. Такая операция полностью предохраняла растения от заболевания. В контроле поражение было стопроцентным. Микробиологический анализ тканей растений показал, что в опытах с малыми дозами антибиотика (10 μг/мл) болезнь внешне не проявлялась, но в тканях все же был обнаружен мицелий гриба. При обработке большими дозами (40—80 μг/мл) ткани растений были стерильны, мицелия в них не обнаруживалось.
В другой серии опытов авторы пропитывали антибиотиком семена томатов и высевали их в почву. На 12-е сутки роста у 100% контрольных растений проявлялся фузариоз, а у обработанных растений его не было вовсе или он проявлялся у незначительного числа растений.
He менее эффективные результаты получаются от применения антибиотиков в борьбе с бактериальными поражениями помидоров и других культур. Коновер сообщил о хороших результатах лечения агримицином и стрептомицином томатов и перца, пораженных Bact. vesicatorium. После пятикратного опрыскивания раствором антибиотика в концентрации 200 μг/мл 74% растений были совершенно здоровыми и только 0,4% имели серьезные поражения. В контроле 12% растений оказались здоровыми, а 34% очень больными. На обработанных участках годными для пересадки оказались 95%, а на необработанных — 27% растений.
Кокс и другие полностью устраняли заболевание перца троекратным опрыскиванием стрептомицином в концентрации 500 μг/мл. Такие же данные приводят Кроссан и Крупка, установившие, что при такой обработке антибиотиком возбудитель заболевания полностью погибает в листьях перца. Более высокие концентрации антибиотика по наблюдению Кокса дают меньший эффект, а нередко наблюдалось даже увеличение процента пораженности. Автор отмечает положительное действие смеси стрептомицина (100—200 μг/мл) с медными препаратами.
He менее эффективные результаты получаются при лечении сельдерея, пораженного Pseudomonas apii, очень распространенной во Флориде болезни. Применение агримицина (300—600 μг/мл) почти полностью устраняет заболевание. Так же, как и при лечении помидоров и перца, смесь стрептомицина и препарата меди дает лучший результат.
Сэттон и Белл лечили турнепс, пораженный бактериями Pseudomonas campestris. Они обрабатывали семена перед посевом раствором ауреомицина в разведении 1 : 2500 и 1 : 1000. Кратковременное пребывание семян в таком растворе полностью устраняло возбудителя болезни, прорастание семян было нормальным и даже отмечалась стимуляция развития проростков. Растения были здоровыми, тогда как в контроле оказывались зараженными от 30 до 76% растений.
Заболевание глазков на клубнях картофеля, вызываемое бактериями Bact. atrosepticum и Pseudomonas fluorescens, часто бывает причиной тяжелых поражений картофеля в поле и при хранении его на складах. Применение антибиотиков в таких случаях дает очень хорошие результаты. Бонд с сотрудниками сначала в опытах, проведенных в теплицах, а затем в полевых условиях, установил, что обработка раствором сульфат-стрептомицина (25 μг/мл) нарезанных клубней зараженного картофеля предохраняет растения от заболевания на 80—100%. Кратковременное погружение клубней в раствор препарата не только уменьшает процент заболевания, но и повышает жизнеспособность ростков. По наблюдению Уэбба, обработка глазков картофеля агримицином дала малый эффект, а обработка их фитомицином — очень большой. Клубни дали более жизнеспособные растения с обильным цветением и урожаем клубней на 15% большим, чем в контроле. Хорошие результаты при лечении табака, пораженного Pseudomonas tabaci, были получены Хеггстедом и Клейтоном. Авторы применяли раствор сульфат-стрептомицина, затем агримицин и агристреп в концентрациях 200 цг/мл. Этими растворами опрыскивались растения 2—3 раза в лето. В результате пораженных растений почти не было, а в контроле погибало свыше 30%. Эффективность антибиотиков была выше, чем эффективность медных препаратов. Прекрасные результаты при лечении табака антибиотиками получили Бич и Энгл в Пенсильвании. Они использовали фитомицин в концентрации 100 μг/мл. Кирби лечил больные растения табака агримицином (100 μг/мл) в смеси с фебрамом. Все авторы отмечают не только снижение процента пораженности растений, но и улучшение их роста, увеличение у них числа листьев, а также большее развитие корневой системы.
Антибиотики с успехом применяются при лечении декоративных растений. Робинзон, Старки и Дэвидсон обрабатывали раствором стрептомицина, террамицина, неомицина, хлоромицетина и другими веществами зараженные бактериями хризантемы. Наилучшие результаты получались от применения первых трех препаратов. Антибиотики вводились через корни или в черенки. Обработанные растения не заболевали или же процент заболевания был очень мал, тогда как контрольные растения погибали полностью. Антибиотики уничтожали инфекцию внутри тканей растений.
Лечение зерновых культур. Имеются попытки применить антибиотики при заболеваниях злаковых растений. Уэллен применял различные антибиотики в борьбе с ржавчиной пшеницы, вызываемой Puccinia graminis var. tritici. Наиболее эффективным в его опытах оказался актидион. Концентрации от 50 до 500 μг/мл были хотя и токсичны для растений, но степень их поражения понижалась до 0—5%. При меньшей концентрации (25 μг/мл) токсикоз не проявлялся, процент поражения был в пределах 50—60 при 100% заболевании в контроле.
Урожай пшеницы, обработанной антибиотиком, превышал урожай на необработанных делянках. Процент прорастания семян опытных растений был выше (более 90%), чем семян контрольных растений.
Лебен, Эрми и Кейт применяли антибиотик геликсин «В» в борьбе с заболеванием овса, вызываемым грибом Helminthosporium victoriae, и болезнью ячменя, вызываемой Helminthosporium sativum. Антибиотик заметно снижал пораженность растений. В контроле в условиях вегетационного опыта больных растений было 28—29%, в полевых условиях — 2%; при обработке препаратом в вегетационных сосудах вовсе не обнаружилось больных растений, а в полевых условиях их было не более 1%. Положительные результаты в лабораторных опытах были получены также и при использовании антибиотиков в борьбе с ржавчиной пшеницы (возбудитель Tilletia foetens), овса (возбудитель Ustilago avenae) и ячменя (возбудитель Ustilago hordei).
Генри и другие получали почти полное устранение заболевания ржавчиной у пшеницы путем ее обработки раствором актидиона в смеси с препаратом «Dixie clay». Еще лучшие результаты получались, когда актидион применялся в виде дуста с примесью «Dixie clay» и препарата «Каптан», который сам по себе не давал хороших результатов в борьбе с данным заболеванием.
Борьба с вирусными поражениями растений при помощи антибиотиков пока не дает положительных результатов. Имелись попытки применить различные антибиотические вещества против табачной мозаики табака и некоторых других вирусных заболеваний. Наблюдаемый иногда небольшой положительный эффект был обусловлен не подавлением вирусных частиц, а воздействием антибиотиков на растение-хозяина путем усиления его роста и повышения сопротивляемости тканей.
Приведенные данные о применении антибиотиков в растениеводстве пока еще немногочисленны. Однако есть основания надеяться, что эти вещества при лечении растений окажутся не менее эффективными, чем при лечении животных и людей. Опыты показывают, что ряд антибиотиков уже теперь можно широко применять в сельском хозяйстве в борьбе с грибковыми и бактериальными заболеваниями древесных и травянистых растений.
Антибиотики по Своему действию не уступают в ряде случаев самым современным антисептикам, а нередко превосходят их. Возможно, что в дальнейшем, с изучением условий и механизма действия, с усовершенствованием способов введения, антибиотики станут еще более эффективными препаратами.
Если антибиотики при введении в стебель растения устремляются в корневую систему, накапливаясь там в большей или меньшей концентрации, то такие препараты, по-видимому, могут быть эффективными в борьбе с корневыми поражениями, что имеет очень важное значение.
He следует забывать и экономической стороны этого мероприятия.
В первое время, надо полагать, антибиотики будет целесообразней применять для наиболее ценных культур, преимущественно в садоводстве, в борьбе с заболеваниями плодовых и декоративных растений.
В этих случаях имеет значение не только стоимость данной обработки дерева, но и продолжительность периода, необходимого для выращивания плодоносящего экземпляра. Антибиотики менее вредны для здоровья человека, чем антисептики. Некоторая часть химических веществ при обработке антисептиками попадает внутрь растительных тканей, концентрируется в них. снижая в какой-то степени питательные и кормовые качества растений. He исключается возможность, что некоторые элементы могут оказаться вредными для человека и животных.
Антибиотики более безопасны в этом отношении. Они не могут накапливаться в таких дозах, которые были бы токсичны для животных и человека. Можно подобрать такие антибиотики, которые вовсе безвредны. Некоторые антибиотики оказывают на растения активирующее влияние, повышая их прирост. Все это говорит о том, что антибиотикам следует уделить большее внимание, чем это делалось до сих пор.